В Нью-Йорке июнь 2017 года
днем +13...+20
ночью +10...+15
облачно, местами дождь

Times Square

Объявление



Нью-Йорк — это богатый и щедрый город, если ты согласен мириться с его жестокостью и упадком.
(с) Джеймс Дин



Мне нравится Нью-Йорк. Это один из тех городов, где ты можешь услышать: «Эй, это мое. Не ссы на это!»
(с) Луис Си Кей



Я часто езжу в Париж, Лондон, Рим. Но всегда повторяю: нет города лучше чем Нью-Йорк. Он – невероятный и захватывающий! (с) Роберт Де Ниро

Нью-Йорк — ужасный город. Знаете, что я недавно видел? Видел, как мужик мастурбировал в банкомате. Да... Сначала я тоже ужаснулся. А потом думаю — у меня же тоже бывало, когда проверяешь остаток средств на счету, и там больше, чем ты ожидал. И хочется праздника! (с)Dr. Katz


Нью Йорк — очень шумное место. Я хотел бы жить в месте, где потише, например, на луне. Не нравятся мне толпы, яркий свет, внезапные шумы и сильные запахи, а в Нью Йорке всё это есть, особенно запахи.
(с) Mary and Max

НУЖНЫ ПЕРСОНАЖИ В СЕМЬЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Times Square » Горожане » Brian Anthony Reed


Brian Anthony Reed

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Глава первая
Ознакомительная

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/05/e30a6ad2f9078cac8eec95baccf7cebd.jpg
Иван Реон
1.1. Полное имя: Брайан Энтони Рид
1.2. Дата рождения: 13.01.1985 | 32 года
1.3. Деятельность: сотрудник ФБР
1.4. Особенности внешности:
Рост: 173 см
Телосложение: Атлетическое
Цвет глаз: Голубой
Цвет волос: Шатен
Особые приметы: Внешность не сильно примечательная и привлекательная, если уж на то пошло. Из самых «особых» примет – забавно торчащие уши. Татуировок, пирсинга, шрамов (кроме совсем мелких, которые есть почти у каждого с детства) не имеет. Одевается неброско, обыденно, в спокойных тонах.

Глава вторая
Рассказ о персонаже

2.1. Район проживания: Западный Бронкс
2.2. Брайан родился и вырос в Нью-Йорке, как и его родители, а также их родители и так далее. Более далекие предки, конечно, были родом с Британских островов, но об этом уже никто и не вспоминает.
Семья Ридов была среднего достатка. Джеймс Майкл Рид – глава семейства – преподавал философию в кампусе Фордемского университета в Роуз Хилле. Это был очень образованный, разносторонне развитый и необычайно тактичный и вежливый человек, с которым всегда было о чем поговорить. Студенты обожали его занятия, заслушиваясь интересными лекциями и устраивая «научные дебаты». Джеймс был сторонником свободы слова и голоса, он поощрял своих учащихся высказываться, дискутировать, отстаивать свою точку зрения – благо предмет для этого был более чем подходящим.
Ему было уже почти сорок лет, когда судьба свела, казалось бы, закоренелого холостяка с его бывшей студенткой, закончившей отделение изящных искусств того же университета. Шенон Эшли Флауэрс пыталась найти свое место в творческом мире, но на тот момент у нее это совершенно не получалось. В свои двадцать шесть она организовала лишь одну выставку, продажи с которой не окупили затраченных на организацию средств. Но Шенон не отчаивалась, она была безумно жизнерадостным человеком, умела находить позитив во всем. К тому же, далеко ходить не приходилось – у нее была самая замечательная семья на свете. Огромное количество родственников, которые поддерживали связь друг с другом и любили собираться по праздникам за одним столом.
Джеймс быстро полюбился этой семье, и, едва Шенон стала миссис Рид, подвергся постоянным нападкам касаемо детей. В этом сумасшедшем семействе Шенон была одной из самых младших членов, и в то время пока она раздумывала над ответом на предложение руки и сердца, ее кузины уже рожали второго малыша. Что же, тянуть Риды не стали – так и появился на свет маленький Брайан.
Из раннего детства Брайан не помнит ничего кроме запаха родительской квартиры – старых книг и красок. Шенон продолжала творить, ее упрямство постепенно побеждало неудачи. Продажи понемногу выросли, ее картины начали признаваться, даже несколько газетных изданий отметило одну из самых успешных ее выставок. Джеймс же издал свое художественное произведение, которое довольно лихо распродалось своим небольшим тиражом.
К счастью или сожалению, творческих талантов от своих родителей Брайан не унаследовал. Рисовал он довольно посредственно, а к писательству и музыке его не тянуло. Единственное, у него с детства был красивый тембр голоса и довольно широкий диапазон, но и петь Брайан не хотел – по большей степени потому, что стеснялся. Он был очень активным ребенком, поэтому, аккуратно попробовав творческие секции и не добившись успеха, понимающие родители заняли сына спортом. Брайан входил в юношескую футбольную команду и, также при школе, посещал занятия по плаванию.
Учился Брайан хорошо, но с выбором будущей профессии у него долгое время не складывалось. Подростка метало из стороны в сторону. Ему то хотелось стать пожарным, то тянуло к актерской деятельности, а на следующий день он мог быть уверен в том, что станет ветеринаром. В старших классах Брайан уверился в том, что лучше ему пойти в армию США, но с этим тоже не сложилось. Больше по какому-то наитию, чем с осознанным желанием, он поступил в полицейскую академию, и выбор этот оказался удачным. Просто на первом курсе пришло какое-то отчетливое понимание того, что он выбрал верный путь.
Родители невероятно гордились сыном и по-доброму хвастались его успехами на все тех же огромных семейных посиделках. Что касается последних, к сожалению старших, их веселая дружная компания постепенно уменьшалась. Подрастающие дети были заняты своими делами – институтами, работой, некоторые уже и собственными семьями – им было не до «стариков». Но на одно Рождество собралось довольно много родственников. Именно тогда Брайан вновь познакомился со своими кузенами – Майклом и Мишель. Пожалуй, их всех троих удивило то, какими они выросли, не видясь несколько лет.
Майкл, почти ровесник Брайана, учился в медицинском, ну, а Мишель пока просто наслаждалась подростковой жизнью и строила большие планы на будущее. Сбежав из-за стола, молодые люди отлично провели свое собственное Рождество втроем. После они встречались еще несколько раз, и так уж получилось, что почти через семь лет после такого знакомства между Брайаном и Мишель проскочила некая искра. Отношения были непродолжительными, но достаточно яркими. Благо закончились они без негатива друг к другу.
После окончания полицейской академии, Брайан подал заявление на поступление в ряды ФБР – прошел множество тестов, начиная от физической подготовки, заканчивая письменными экзаменами, и поступил в академию ФСБ до принятия окончательного решения. Как и все молодые сотрудники, он проходил подготовку в этой академии, которая порой была почище армии, в которую Брайан так и не попал. Всех его родственников, друзей, даже преподавателей учебного заведения в это время аккуратно опрашивали. Таить было нечего, Брайан ни в чем замешан не был, вел порядочный образ жизни, да и психологически был устойчив. Вот так он и стал сотрудником Криминального Следственного отдела (CID).
Со временем Брайан даже обрел специализацию, а именно он специализировался на преступных организациях. Это было в некотором роде захватывающе, ведь порой приходилось внедряться в криминальные группировки с различными целями. Конечно, иногда, как и многие сотрудники, он занимался более тривиальными расследованиями – отдел CID был просто огромен, включая работу и с проблемами, связанными с расовой дискриминацией, и с политическими махинациями, и даже с серийными убийствами.
Уверенно приближайся к пограничному возрасту между третьим и четвертым десятком, Брайан встретил Патрисию – удивительной красоты девушку, отношения с которой побили все рекорды. Обычно у Брайана не было проблем с женским полом. Он сам тому удивлялся, ведь был далеко не красавчиком, но что-то в нем, видимо, притягивало. К несчастью, все его связи были недолговечными – каким бы ни был интересным парень, мало кого устраивал такой образ жизни, при котором молодой человек мог пропасть на несколько дней, действуя под прикрытием, а то и на неделю, внедряясь в очередную группировку. Но Патрисию, казалось, все устраивало, о чем свидетельствовала красивая свадьба по всем желаниям невесты, отгремевшая два года назад. Многие удивлялись, что же красотка нашла в таком парне как Брайан, но, к сожалению сплетников, слухи так и оставались слухами, а молодая счастливая пара не пытались искать оправданий своим чувствам.
Во время учебы в полицейской академии, родители Брайана переехали в Статен-Айленд. Джеймс вышел на пенсию, и ему хотелось отдохнуть вдали от суеты Нью-Йорка. Они приобрели там небольшой уютный домик. Судьба дала паре еще десять прекрасных лет совместной жизни прежде чем инфаркт не унес жизнь Джеймса Рида почти в семьдесят лет. Брайан печалился из-за потери отца, жалел, что тот ушел от них так рано и не застал счастливого события бракосочетания сына. Но сейчас в душе осталась лишь легкая, добрая грусть.
Женившись, Брайан с супругой переехал в Западный Бронкс, в более просторную и комфортабельную квартиру, чем ту, что снимал, пока был холостяком. Они часто наведываются к Шенон, радуя ту своими визитами. Но не нужно думать, что миссис Рид сидела в трауре годами и смиренно ждала старости – она до сих пор продолжает активную деятельность, рисует, организовывает выставки. Пусть она и не стала широко популярной художницей, как хотелось в молодости, ее картины покупают некоторые ценители, а организованные мероприятия пользуются относительным успехом. Брайан, как порядочный сын, не пропускает ни одной ее выставки, неизменно являясь в свет со своей супругой.

Глава третья
Организационная

3.1. Средство связи: keyarbot@yandex.ru
3.2.

Пробный пост

Денек выдался более чем великолепным. Утро было еще по-весеннему прохладным, но солнце уже начинало припекать, напоминая, что на дворе стоял июнь-месяц. Марсель проснулся очень рано, совершил символическую пробежку по еще спящей тихой улице туда и обратно, просто, чтобы размяться, принял контрастный душ, позавтракал, и вот они с братом уже шли привычными до боли тропами. Они с Дэвидом знали каждую травинку их острова, и уже давно не осталось потаенных или не проторенных мест, тем не менее, они оба любили их родину так, как не любил, наверное, никто другой. Ведь у них была возможность легко перебраться в Шотландию или еще куда, спонсоры достаточно обеспечивали их, а выбранные способы дополнительно заработка не приковывали их к одному месту. Но они не собирались уезжать.
На лице Марса блуждала легкая, чуть мечтательная полуулыбка. Он сунул руки в карманы серой толстовки и брел чуть позади от брата, также любуясь всем подряд. Возможно, Марсель тоже мог стать хорошим фотографом – его цепкий взгляд подмечал яркие моменты: вот острые яркие лучи восходящего солнца упрямо упираются в сочную траву на поляне, а вот небольшая группа бабочек замерла на коре большого дерева. Но парня не тянуло на фотографию. Ему больше нравилось указывать на эти моменты Дэйву, и смотреть, как ловко тот управляется с профессиональной камерой, подолгу замирая на одном месте и щелкая, щелкая…
В этом было нечто завораживающее. За работой профессионала всегда было приятно наблюдать. Когда же это наскучивало, Марсель доставал блокнот или свой телефон, делая наброски и заметки для своего блога или канала в Интернете. Зарабатывать хобби в современном мире было не так-то уж и сложно.
Чуть позади братьев бесшумной черной тенью семенил Фобос – смешная дворняга Марселя, отдаленно напоминающая овчарку и лабрадора. Он то отставал, то вновь нагонял Бэйнов, будучи верным спутником в походах по местным горам. Пес был настолько привязан к Марсу, что тот ни капли не сомневался, давая ему имя – и тот его полностью оправдывал.
- О, блин, - нарушил тишину Дэвид, попав под освежающий душ, окативший его с пушистой ветки.
Марсель усмехнулся – видимо, брат пребывал в той же благоговейной задумчивости, что и он сам. Оно и немудрено. Они хоть и немного поднялись по холмам, вид здесь уже был великолепный.
- Решил продолжить водные процедуры? – поинтересовался смешливо Марс, невольно поежившись, представляя как холодные капли попадают за шиворот. Он не был изнеженным – это было невозможно с его профессией, но все же ощущение явно не из разряда приятных. На миг Марсу подумалось, что он бы хотел съездить на море, к теплому пляжу, туда, где куда жарче, чем на их острове, но через секунду отмел эту мысль. Долгое безделье свело бы его с ума, а уж тем более дни, а то и недели без возможности уйти в горы. Марсель был на самом деле болен ими.
Взобравшись на холм повыше, Марс подозвал к себе Фобоса, присел рядом с ним и сделал традиционное сэлфи на фоне открывшейся взору долины внизу. За эту ночь в его Инстаграме появился еще десяток подписчиков, пару десятков лайков и столько же комментариев. Мобильный Интернет работал с натугой, но Марсель дал ему время, забивая множество тэгов в окно сообщения, уже сверкающее жизнерадостной подписью: «В горах утро всегда добрее!».
Кроме поистине болезненного отношения с горами и скалами, у Марса была легкая интернет-зависимость. Не то что бы он специально искал популярности во всемирной сети, ему просто нравилось вести эти электронные дневники. Публиковать множество фотографий о своей жизни, писать в блог заметки о том, что он видел сегодня, или как прошел его день, или о чем он размышлял какое-то время. Со временем спонсоры появились и там. Видео-канал неплохо платил, если в своих «репортажах» Марсель рекламировал ту или иную продукцию или упоминал своих благодетелей. Так почему бы не совмещать приятное с полезным?
Дэйву, конечно, из-за этого периодически доставалось. Брат, может, и не хотел становиться звездой Интернета, но разве его неугомонный младшенький его спрашивал? Этот мог и любил делать внезапные фотографии на свой телефон, отчего на аккаунте Марселя частенько проскакивали снимки с жизнерадостной и чуточку придурковатой улыбкой младшего и удивленно-перекошенным лицом старшего Бэйнов. Но сегодня Дэйву пока везло, моделью в этот раз стал верный пес, который на привычки Марса реагировал лишь жизнерадостным вилянием хвоста.
- Ты представляешь, всего месяц остался до того, как мы поедем в Шамони-Мон-Блан, - название небольшого городка с населением не достигшим даже десяти тысяч жителей Марс специально произнес с традиционно французским произношением, которому его научил в свое время отец, - Моя французская половина всегда тяготела к родине предков, - рассмеялся он, - Правда, недели не пройдет и мы уже в Вилар-Сюр-Оллон, но я должен успеть насладиться этими деньками.
Пусть они были в хвосте на таких крупных соревнованиях, какие устраивала ассоциация IFSC – Великобритания никогда не входила даже десятку лидеров – событие это было всегда грандиозным. Победы они отхватят на местных скалодромах, а большего успеха порой и не желалось.
- Ставлю на то, что первым будет опять тот чех. Помнишь, смазливый такой, кудрявый, как его там? Адам, кажется, - Марс чуть поморщился, вспоминая соперников, но потом улыбнулся снова, - Ставлю на то, что ты займешь четырнадцатое место.
Нет, он верил в брата. И спокойно признавал, что тот, не смотря на почтенный для спорта возраст был все же умелее его самого. Но мировые соревнования оставались мировыми. Бэйны выкладывались по полной, но на трассах на скорость всегда находились сопливые двадцатилетние ловкачи, а на трассах на сложность побеждали те, чьи тренера шкуру с них снимали во время занятий в зале. Так отчего печалиться? Если они войдут хотя бы в пятьдесят первых, то получат уже немало. К тому же просто отдохнут за счет их спонсоров.

Отредактировано Brian Reed (2017-05-25 20:27:13)

0

2

Добро пожаловать!

0


Вы здесь » Times Square » Горожане » Brian Anthony Reed


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC