В Нью-Йорке июнь 2017 года
днем +13...+20
ночью +10...+15
облачно, местами дождь

Times Square

Объявление



Нью-Йорк — это богатый и щедрый город, если ты согласен мириться с его жестокостью и упадком.
(с) Джеймс Дин



Мне нравится Нью-Йорк. Это один из тех городов, где ты можешь услышать: «Эй, это мое. Не ссы на это!»
(с) Луис Си Кей



Я часто езжу в Париж, Лондон, Рим. Но всегда повторяю: нет города лучше чем Нью-Йорк. Он – невероятный и захватывающий! (с) Роберт Де Ниро

Нью-Йорк — ужасный город. Знаете, что я недавно видел? Видел, как мужик мастурбировал в банкомате. Да... Сначала я тоже ужаснулся. А потом думаю — у меня же тоже бывало, когда проверяешь остаток средств на счету, и там больше, чем ты ожидал. И хочется праздника! (с)Dr. Katz


Нью Йорк — очень шумное место. Я хотел бы жить в месте, где потише, например, на луне. Не нравятся мне толпы, яркий свет, внезапные шумы и сильные запахи, а в Нью Йорке всё это есть, особенно запахи.
(с) Mary and Max

ИГРА ОТКРЫТА! ЖДЕМ ВАС!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Times Square » Горожане » Calvin Vargas


Calvin Vargas

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Глава первая
Ознакомительная

http://s1.uploads.ru/rwXtV.gif
Bill Skarsgard
1.1. Полное имя: Кэлвин Варгас, так же известен как Винни или Вин
1.2. Дата рождения: 4 августа 1996 | 20 лет
1.3. Деятельность: официально безработный, подворовывает, иногда торгует наркотиками
1.4. Особенности внешности:
Рост: 1,92
Телосложение: худощавое, но подтянутое
Цвет глаз: зеленый
Цвет волос: темно-русый
Особые приметы: небольшой еле заметный шрам на правой щеке, прямо под скулой, пухлые губы. Слишком коротко никогда не стрижется.

Глава вторая
Рассказ о персонаже

2.1. Район проживания: Южный Бронкс
2.2. Описание персонажа:
В одном из самых занюханных районов Нью-Йорка, где уже никого ничем невозможно удивить, жила семья Варгас. Они ютились в небольшой квартирке с тонкими стенами, грязными обоями и ржавой ванной. Мамаша и папаша поженились рано, по залету. Первая родилась девочка, которую назвали Андреа.
Рожденные точно в такой же обстановке, они совершенно ничего не ждали от жизни, кое-как закончили школу, а деньги тратили в основном на выпивку.
После рождения первого ребенка, мамаша травила старыми дешевыми способами всю сперму, что попадала в нее от пьяного мужа, чтобы снова не залететь. Но однажды, то ли забыла, то ли просто была слишком пьяна, она опоздала и забеременела второй раз, даже не сразу поняла это. Ребенок родился, и назвали его Кэлвин.
Можно было подумать, что появление в доме второго ребенка, младенца, как-то образумит хотя бы женскую половину семьи, но нет. Этого не случилось. Родители так и дальше продолжали поглощать дешевые спиртные напитки, зазывать к себе дружков. Папаша, становясь с каждым годом все злее, начал бить и жену, и дочь. И Энди, чтобы уберечь маленького брата от его кулаков, от глаз полицейских, что периодически наведывались, прятала мальчика и пряталась сама. Так что почти вся забота о маленьком Винни упала на плечи восьмилетней девочки. Это она напоминала мамаше, что пора их кормить, что нужно купить, за что нередко получала тумаков от нее (если вдруг подходила «не вовремя») или грубые, совсем не для детских ушей, посылы.
Кэлвину не было еще двух лет, когда мамаше вырезали матку, после того, как она сожгла отравами все внутри. И это событие значимое потому, что после она хвасталась перед детьми, и маленьким Винни особенно, что больше не сможет родить, и в доме не появится еще один безмозглый сопливый ублюдок. Она припоминала его рождение и продолжала хвастаться этим и в последующие годы.
Некоторые наивно полагают, что дети, особенно маленькие, ничего не понимают. Но это не правда. Вин внимательно смотрел на родителей и на их поведение, он знал, что сестра прячет его не просто так, и выходить, когда дверцы шкафчика закрывались, ни в коем случае нельзя. Только когда их откроет Энди, можно будет спокойно выползать. С такой ситуацией в семье мальчик начал говорить только в возрасте четырех лет. И то потому, что Энди очень этого хотела. Она к тому времени была уже подростком и всячески пыталась сделать его жизнь лучше, понимая, что четырехлетний молчаливый ребенок – это странно. А мамаша долгое время считала сына отсталым дауном и всячески ему об этом напоминала. Такие слова, как «ублюдок», «выродок», «тупой урод» звучали по отношению к Винни постоянно. И Вин стал реагировать на них крайне болезненно уже в сознательном возрасте, они стали как кнопка спуска для эмоционально нестабильной психики парня.
Долгое время все из того же шкафа Винни наблюдал, как один из друзей отца (или они сменялись?) насиловал его сестру. Сначала Вин был слишком мал, чтобы что-то делать. Он просто знал, что это неправильно, что Энди больно и неприятно. Он хотел ей помочь, но правило было непреложно. Когда Энди прятала его в шкафу, Винни должен был сидеть тихо-тихо, как мышка, чтобы его не видели и не слышали. Это как игра. И Винни сидел, глядя через щелочку между дверьми, как тучный и пьяный мужик раздевает и лапает сестру.
Это продолжалось лет до десяти. К тому времени Вин уже стал эмоционально нестабильным, часто взрывался, что мог крушить все, что попадалось под руку, при этом наносив увечий больше самому себе. И в очередную родительскую пьянку, когда Энди снова подверглась домогательствам, он, не помня ничего от гнева и ужаса, воткнул нож в спину обидчика. Сам Вин пришел в себя лишь после успокоительных поглаживаний сестры по голове, ее тихого шепота о том, что все хорошо, все закончилось и все будет в порядке. Энди сделала все, чтобы защитить брата, рассказала полицейским совсем другую историю, чтобы посадить в тюрьму мать вместо Кэлвина. А после этого она стала смелее. А вместе с сестрой и Винни. Ему еще не хватало сил, чтобы справляться с отцом, но в ход могли идти всякие подручные предметы, такие как стулья или пустые бутылки. Вин часто ссорился и дрался с отцом, как будто был взрослым мужчиной, но, конечно, по-своему, по-детски. С надрывными, еще визгливыми криками, когда тот приходил пьяный. Кажется, только тогда родитель понял, что в его доме завелся лишний ребенок. С одной дочерью было управляться куда проще, к тому же, собутыльники еще больше полюбили приходить в гости, когда девчонка подросла. А теперь они оба начали качать свои права, и не только на словах. Но Винни тогда нередко доставалось от отца довольно сильно. Мужчина мог запросто сломать нос мальчишке, отшвырнуть его в противоположную стену, но Вина боль никогда не останавливала. Наоборот, чем больнее ему делал отец, тем сильнее надрывался Вин, тем активнее лез на рожон.
В подростковом возрасте Вин мог специально наносить себе увечья. Он не резал себе вены, нет. И не пытался никогда покончить жизнь самоубийством. Он просто причинял себе боль, когда случался очередной срыв, оставлял на своем теле небольшие шрамы. Только Энди была способна вывести его из этого состояния.
Вин послушно топал за сестрой, когда она встречалась с мужчинами, чтобы хоть как-то заработать на жизнь для себя и брата. Когда она глотала таблетки, и ей становилось плохо, Винни проявлял настоящую заботу, и упрекать сестру за что-то у него не было ни желания, ни поводов. Вин был слишком привязан к сестре, ведь с самого детства только от нее получал заботу и любовь, какую нужно ребенку. При этом он точно знал, что она – не его мать и не заменяла ее.
Специалисты назвали бы Вина асоциальным. Он не часто общался со сверстниками, даже в те времена, когда Энди стала регулярно водить его в школу. При этом были явные признаки психопатии личности, которые Энди начала в нем замечать.
Вину было тринадцать лет, когда, после очередного приступа Энди вновь успокаивала разбушевавшегося брата, у них случилось первое соитие. Будь они не братом и сестрой, по крайней мере, по документам, никого бы точно не удивил такой исход этих отношений. Сестра стала первой и пока единственной женщиной, с которой Вин спал, даже дожив до своих двадцати.
К учебе, естественно, Вин не имел интереса, не пытался проявлять свои способности (если они и были), как и многие в их затхлом райончике. Выучился кое-как и только для того, чтобы порадовать сестру, ведь именно она настаивала на том, чтобы он ходил в школу и «рос нормальным». После окончания школы у Вина остались кое-какие связи с одноклассниками. Несмотря на то, что он не поддерживал тесные отношения, в школе все друг друга знали и, если что, можно было затесаться в какую компанию. Так, собственно, Вин и делал после: шлялся где попало, пока сестра продолжала ходить на работу. Иногда, правда, удавалось подзаработать самому: или честным трудом, или подворовывая и ввязываясь в аферы. К тому же с возрастом Вин стал более общительным.
Вин и Энди все еще жили в квартире с отцом, которого теперь оба третировали. Винни вырос, и теперь мог запросто избить своего папашу, не испытывая при этом никаких душевных мук. Особенно доставалось, когда тот приходил пьяным со смены, получив те гроши, что зарабатывал и успевал большую часть из них потратить на пойло. Или вовсе не появлялся дома после зарплаты. Вин от этого бесился. В очередной приступ гнева он чуть не порезал собственную сестру, когда та попыталась успокоить его, как это бывало и раньше. Перепугавшись, Энди позвонила в психиатрическую клинику и сдала брата на лечение.
Сначала Вин ничего не понимал. Его накачали лекарствами и успокоительными еще в квартире, и первую неделю парень пролежал в полузабытьи, пока ему продолжали колоть препараты. Потом они сменились на более щадящие, и Вин смог ходить и разговаривать. Когда Энди приходила навестить его, выглядел он не лучшим образом: мешки под глазами, вид больной, будто его держали в наркопритоне (но кто будет спорить, что психушка очень на него похожа?). Он не злился на нее, может, вообще плохо понимал, почему оказался в этом учреждении, но просил Энди забрать его домой. Говорил, что здесь ему не нравится, кругом одни психи, а сам Вин совершенно нормальный. И ведь если бы он тоже был чокнутым, то легко нашел бы общий язык с окружающими.
Энди забрала Вина через месяц, пожалуй, самый мучительный в его жизни. И Винни вновь оказался дома.
Старые знакомые, чьи лица мелькали еще в школе, предложили нехилую работенку: толкать наркоту мелкими партиями. И Вин согласился.   
Глава третья
Организационная

3.1 Средство связи:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

3.2 Пробный пост под спойлер.

Свернутый текст

О чем может мечтать ребенок, выросший в гетто? Казалось бы, ему нужна хорошая жизнь, огромный дом и куча бабла. Хотя о последнем мечтают все. Но мечты детей, которые видели в жизни лишь пьяных родителей, куда более приземлённые. Им бы поесть завтра лучше, чем сегодня. Пару лишних конфет перед сном и, возможно, апельсинового сока, он ведь такой вкусный. Когда Вин был маленьким, ему редко доставалось что-то действительно вкусное. Ему приходилось есть сомнительного вида каши, не соленые и не сладкие, какие-то консервы самого плохого качества, которыми обычные люди даже побрезговали кормить собак. Но спасибо сестре, хотя бы это у него было. Иначе мальчик не дожил бы и до двух лет. Действительно вкусные вещи Винни удалось поесть только в подростковом возрасте, и тогда это было настоящей пирушкой, если сестра приносила домой баночку колы, маленькую коробочку сока, леденцы. Потом он уж и сам начинал таскать это из магазинов, воруя, конечно. Сначала Энди вроде бы укоризненно смотрела на него, но никогда ничего не говорила. Зато к ужину всегда что-то было, да и на следующий день Вин не голодал. Но о чем может мечтать уже почти взрослый человек? Винни хотел уехать с сестрой куда-нибудь подальше от людей. Купить маленький домик, разводить животных или выращивать овощи, чтобы не думать о деньгах, а просто жить. Но пока мечта была неосуществима, они оба прозябали в каменных джунглях. Вин стоял, прислонившись к бетонной грязной стене и наблюдал за сестрой. Не то, чтобы его избегали, но некоторые старые знакомые реально не хотели иметь дело с Варгасом, даже здесь, в гетто. Другим было наплевать, пока он оставался спокойным. Внешне парень казался почти нормальным. Алкоголь Кэлвин практически не употреблял (пожалуй, это первое, что настораживало). От запаха большинства напитков, что пили в родном районе, ему становилось дурно. Эти запахи преследовали его с самого детства. И, видимо, мамаша хорошенько подпортила здоровье сыну во время беременности, что теперь Вина выворачивало наизнанку, когда в желудок попадали крепкие напитки. Уже через двадцать минут после водки, что подавали в местных барах, Кэлвин мог блевать, изрыгая на мостовую завтрак, обед и ужин. И все-таки иногда Вин как будто специально травил себя. Зато он курил. Много. Наблюдая за сестрой, а она имела куда больший успех у общественности (часто с Вином общались только из-за того, что он мог привести в компанию свою «классную сестру»), Кэлвин сразу уловил тот взгляд, с которым девушка выслеживала очередную добычу. В последние годы это стало не частым явлением, но ведь когда-то Винни хорошо знал всю процедуру. И он оказался прав, Энди через мгновение направилась к парню, которого Вин раньше сам не встречал. Когда она подхватила парня, Винни оторвался от стены и медленно двинулся следом, держась на расстоянии. Такое было правило, чтобы совсем не спугнуть клиента. Вин никогда не хотел оставлять сестру наедине с другим мужчиной, поэтому и не делал этого. Даже во время самого полового акта Варгас всегда был поблизости. Кажется, именно поэтому у Энди не было постоянных клиентов. Некоторым не нравилось, что Вин смотрел на них; другим, что он в прошлый раз их избил – разные причины. Но деньги были нужны, а потому приходилось мириться с тем, чем сестра занималась. И если уж совсем залезать в голову к Винни, ему нравилось смотреть на Энди со стороны. Доставали лишь другие мужики.

Отредактировано Calvin Vargas (2017-05-26 21:56:07)

0

2

Добро пожаловать!

0


Вы здесь » Times Square » Горожане » Calvin Vargas


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC