В Нью-Йорке июнь 2017 года
днем +13...+20
ночью +10...+15
облачно, местами дождь

Times Square

Объявление



Нью-Йорк — это богатый и щедрый город, если ты согласен мириться с его жестокостью и упадком.
(с) Джеймс Дин



Мне нравится Нью-Йорк. Это один из тех городов, где ты можешь услышать: «Эй, это мое. Не ссы на это!»
(с) Луис Си Кей



Я часто езжу в Париж, Лондон, Рим. Но всегда повторяю: нет города лучше чем Нью-Йорк. Он – невероятный и захватывающий! (с) Роберт Де Ниро

Нью-Йорк — ужасный город. Знаете, что я недавно видел? Видел, как мужик мастурбировал в банкомате. Да... Сначала я тоже ужаснулся. А потом думаю — у меня же тоже бывало, когда проверяешь остаток средств на счету, и там больше, чем ты ожидал. И хочется праздника! (с)Dr. Katz


Нью Йорк — очень шумное место. Я хотел бы жить в месте, где потише, например, на луне. Не нравятся мне толпы, яркий свет, внезапные шумы и сильные запахи, а в Нью Йорке всё это есть, особенно запахи.
(с) Mary and Max

НУЖНЫ ПЕРСОНАЖИ В СЕМЬЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Times Square » Эпизоды настоящего » And suddenly she is back


And suddenly she is back

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://sf.uploads.ru/VFp0U.jpg
Финбар совершенно не ожидал, что в его жизнь вновь ворвётся она. Жена. Бывшая жена?

июнь 2017, разгар рабочего дня; недалеко от офиса Ennead Architects

Evelyn Devlin, Finbar Devlin

Отредактировано Finbar Devlin (2017-06-20 22:25:11)

0

2

Легко сказать – вернуть себе семью. Но как? Сколько раз она хотела найти Финна, объясниться с ним, повидать близнецов. Однако всякий раз ей не хватало духу: она не знала, что ответит на вопрос о том, где она была все это время. Сейчас Эвелин решила: стоп! Пора взрослеть. Даже если не сейчас, то когда дети вырастут, они поймут Эвелин. И, может, даже простят. Если же она так и будет бежать от себя на край земли, сама себя она уже простить не сможет.

Найти Финна оказалось проще, чем она себе представляла. Теперь он стал большой шишкой, и работал в архитектурной конторе не где-нибудь, а на Манхэттене.

- Значит, они переехали в Нью-Йорк, - поняла Эвелин, - Хорошо, что я еще сразу не взяла билет до Майями…
Зная свой характер, она действовала быстро и решительно. Чтобы не передумать.

Она заскочила в отель буквально на час, чтобы освежиться и переодеться. Вообще она всегда любила удобную одежду, рюкзаки, джинсы, футболки. Финн, помнится, всегда подтрунивал над нею за это. Говорил, что на солидном телеканале ее примут за школьницу и отправят учить уроки, а не вести серьезную передачу. Поэтому она решила вырядиться, как бизнес-леди, для встречи с ним.

- По-моему, он вообще никогда не верил, что я способна чего-то в жизни добиться самостоятельно, - вспомнила Эвелин, уже садясь в такси, и, как много лет назад, надулась и капризно закусила губу. Только сейчас она осознала, насколько волнуется. Ее сердце стучало, как турбодолото (вдруг вспомнилось это дурацкое слово. Однажды Финнбар пытался зачем-то объяснить ей есть разницу между ним и еще чем-то). Эвелин с трудом думала, ночной перелет, разница во времени. Ей срочно нужен кофе!

- Остановите здесь, пожалуйста! – Эвелин решила выйти из такси немного раньше, купить кофе и привести мысли в порядок, прогулявшись до здания, где расположился офис ее бывшего.

Как же неудобно вылезать из машины в узкой юбке, да еще и…О, черт! – ее каблук застрял в ливневке. Ррраз…и она уже распласталась между проезжей частью и тротуаром. Было не столько больно, сколько досадно и стыдно за свою неловкость. Чертыхаясь, она попыталась встать и тут почувствовала, как кто-то заботливо поднимает ее на ноги. Она обернулась, чтобы поблагодарить этого человека и увидела перед собой Финна.

+1

3

Финн решил прогуляться во время ланча, чтобы освежить мозг. Может, за время прогулки по Манхэттену туда надует каких-нибудь архитектурных идей? Он планировал взять обед в любимой индийской забегаловке и позвонить няне своих маленьких монстров, чтобы узнать, до скольки она готова сегодня держать оборону. Настроение было отличным, Девлин шел по улице, почти насвистывая, и когда ему почти под ноги свалилась девушка, выходящая из такси, он счел это приятным знаком и тут же бросился помогать.
- Мисс, вы не ушиблись?
Финбар буквально одним движением вернул незнакомку в вертикальное положение и заглянул в лицо, проверяя, не кривится ли от боли. Улыбка на лице угасла в считанные секунды, и его будто накрыло черной волной, даже в ушах зашумело. Да, за столько лет он не раз себе представлял, что могло бы быть, встреть он Эвелин случайно, что бы он ей сказал, или как бы вообще прошел мимо, будто бы не заметив, но реальность оказалась куда более острой и болезненной. Все заготовленные фразы остались глубоко в памяти, а с губ сорвалось только одно, бессмысленное:
- Какого черта?
Он отступил на шаг назад, надеясь, что это всё сон, и он просто обознался, но эта женщина была слишком уж похожа на его жену – до последней черточки. И Девлину захотелось и правда тут же испариться, будто этого и не случилось, потому что он и не думал, что эта встреча на самом деле может произойти. И, может быть, он бы даже и ушел, но у Эвелин в кровь было разбито колено, а он всегда испытывал слабость к женщинам в беде. Так что,  Финн нахмурился и пробурчал:
- У вас колено разбито, мэм. Вам лучше обработать рану.
Он достал из кармана пачку носовых платков, которые таскал на тот случай, если у детей внезапно начнется насморк или страсть к пачканию рук, лица и всего вокруг чем-нибудь склизким, и сначала было протянул платок Эвелин, но потом, передумав и вздохнув, присел на корточки перед ней и прижал платок к ссадине на коленке, промакивая кровь.
Можно было и дальше упрямо делать вид, что эта женщина совершенно ему незнакома, но Финна уже начал терзать вопрос, случайно ли они вот так встретились, или она специально его искала. В случайности он не очень-то верил, тем более, что столкнулись они в паре кварталов от его офиса.
- Ты давно в Нью-Йорке?

+1

4

Ох, как больно-то, коленкой об этот дурацкий бордюр. И руку ободрала о мостовую. Да что ж так не везет-то! Колготки порваны, вся в грязи… Теперь придется возвращаться в отель. Боевой настрой мгновенно сбился. Эвелин почувствовала себя семиклассницей, которая пришла в школу в новой юбке и заранее предвкушала завистливые взгляды, а потом распласталась на глазах у всего класса. А самое ужасное, на глазах у НЕГО. Эвелин ругала себя почем зря: за неуклюжесть, самонадеянность, пустые мечты…

Ну, вот хоть бы кто-то помог! Проклятый Нью-Йорк, никому дела нет до человека, хоть умри тут посреди улицы. Эвелин чуть не разрыдалась от боли и обиды, но тут чьи-то сильные и заботливые руки поставили ее на ноги. Едва начав благодарить доброго самаритянина, Эвелин поперхнулась на полслове – перед ней стоял Финбар Девлин, ее законный супруг (все эти годы она официально считалась замужней дамой). Похоже, они оба не были готовы к этой встрече и тупо пялились друг на друга. Финн отмер первым и взялся за ее коленку: достал платок, промокнул ранку. Еще чуть-чуть, и он начал бы дуть на нее, чтобы не было так больно. В первый момент это было даже приятно – полузабытое чувство того, что кто-то о тебе заботится, несмотря ни на что. Но настроение Эвелин моментально переменилось: она вдруг вспомнила, что именно из-за этого она и сбежала. Не от детей, нет. От него – доброго и безотказного Финна, этого Мистера Опека. Он был старше и умнее, да. И потому поначалу его опека и советы ей нравились. Но чем дальше, тем больше она понимала, что едва выскользнув из-под отцовского зонта, она попала новую ловушку. Эвелин казалось, что она ничего не решает. Финн даже предложение ей делал так, будто все уже заранее решено за нее. Так же было и с детьми – ему даже в голову не приходило, что у Эвелин есть свое мнение по какому бы то ни было вопросу. И переезд в Майями стал последней каплей. Эвелин боялась, что однажды проснется не собой…

- Ты давно в Нью-Йорке? - вдруг раздался голос откуда снизу. О боже, он все еще возится с моей коленкой. Эвелин посмотрела на часы.
- Три часа, 52 минуты и 36 секунд, - пробурчала она.

+1

5

Теория о неслучайностях пока подтверждалась, раз она только что приехала, и Финбар разрывался на части: одна его часть привычно, хоть и давно забыто, хотела позаботиться об Эви и ее разбитой коленке, а вторая хотела ее встряхнуть хорошенько и спросить, на черта она снова появилась вот так вот в его жизни. Он уже привык без нее, у него уже все хорошо, он уже всё это пережил, переболел, переумер. Уговорил себя, что всё кончено, утопил в виски всё, что было.
- Зачем ты приехала? - спросил Финн угрюмо, словно предпочитал, чтобы она и не отвечала, но потом подумал несколько секунд и спросил еще раз уже куда более громко и уверенно, требуя ответа. - Зачем ты приехала?
Он все еще стоял перед Эвелин на одном колене, как когда-то давно, когда и времена были другими, и вопросы у него к ней были совсем другими. И хотя была вероятность, что Эвелин приехала вовсе не по его душу, а по каким-то своим делам, и они столкнулись на улице случайно, Девлин уже настроил себя, взвинтил буквально за считанные секунды, что она здесь именно за этим… За этим? За каким таким этим? За семьей и детьми?
Финн выпрямился и выбросил платок, которым промакивал рану на колене, в урну. И повернулся к своей жене – бывшей жене, тут же поправил внутренний голос – ожидая какого-нибудь объяснения.

Отредактировано Finbar Devlin (2017-07-14 19:27:37)

0

6

- Может, мы не будем обсуждать это прямо здесь? – ответила Эвелин, в бессильной попытке оттянуть момент объяснения. Ну, что , действительно, прямо здесь , на мостовой, среди толкающихся пешеходов и гула такси, начинать разговор о том, где ее носило все эти годы и какого черта ее принесло сюда именно сейчас? Ага, давай, расскажи Финну о том, что ты жила в свое удовольствие, путешествовала, делала карьеру и крутила романы, пока он растил наших детей один, с разбитым сердцем и без единого намека на ее присутствие, а потом все похерилось из-за ее глупости и неосмотрительности. И он, конечно же, поверит в то, что все эти годы чувство вины не оставляло тебя, что не проходило и дня, что бы ты не подумала о том, как там Уна, Сэмми…и Финн. Не смотря ни на что, она скучала и по нему то же. А на расстоянии, как известно, все достоинства увеличиваются, а недостатки мельчают. Да что там говорить, ни один из ее бойфрендов в подметки ему не годился. «Объективно»… 
Эвелин вдруг сосредоточилась и поняла, что надо начинать вести себя, как будто она стала взрослой.
- Давай я угощу тебя кофе и мы поговорим спокойно? – и она посмотрела на Финна своим самым невинным, самым соблазнительным, самым обезоруживающим взглядом. – Пожалуйста.

+1

7

Финбар очень бы не хотел поддаваться на все эти ресницы и кофе, но и то, и другое, черт побери, были довольно соблазнительными. А еще было понятно, что теперь, когда Эвелин вновь появилась, им все равно придется поговорить, чтобы окончательно похоронить эту историю. Финн предпочел бы на этот раз крематорий, чтобы уже точно можно было обойтись без воскрешений в дальнейшем. Если бы только обстоятельства всего произошедшего были другими… Если бы, скажем, она бы пропала по каким-то независящим от нее причинам, была похищена инопланетянами или маньяками – о, тогда он бы крепко сжал ее в объятьях и никогда не отпускал, как пишут в слезливых книжках. Но она ушла сама, по собственной воле, и сейчас Девлину хотелось только поскорее избавиться от всего этого. Он не был уверен, что сможет сдержаться и вести себя цивилизованно, не наговорить Эвелин гадостей. После ее ухода образовалась обидная пустота, и совсем не хотелось заполнять ее мусором.
- Хорошо, давай поговорим, - ответил Финн и указал вперед рукой, предлагая проследовать в близлежайшую кофейню. Он специально не выбрал свою любимую, так как после сегодняшнего дня не смог бы так же спокойно приходить в нее как раньше.
Девлин позволил купить себе кофе, буркнув: “Американо, без молока, с сахаром”, после чего они сели за столик в углу у окна.
- Где была, что делала? - спросил он как бы невзначай, словно жена исчезла вчера, а не несколько лет назад. - Внезапно увидела на улице милых детишек и тут тебя осенило: “Да, точно, я ведь детей забыла покормить!”
Он честно пытался говорить спокойно.

0

8

Финбар молча согласился на ее приглашение, позволил угостить себя (а этого он прям о-о-очень не любил, потому что «не любил никому быть должным»), едва выдавив из себя заказ. Его бледное до того лицо медленно, но верно стало покрываться бурыми пятнами – признаки неотвратимой скорой бури. Девлин узнавала его и узнавала то странное чувство, которое обычно испытывала в подобные моменты: когда одновременно хочется запустить чем-то тяжелым прямо в голову и при этом же ноги подкашиваются от внезапной слабости и во рту пересыхает. Ситуация явно уходила из-под ее хлипкого контроля. Она не нашла ничего лучше, как подозвать официанта и заказать суп. Ведь действительно, она ничего не ела со вчерашнего дня. От голода ее уже чуть не мутило, а тут еще Финн - черт бы его побрал – с его… она хотела обвинить бывшего мужа (хотя стоп, де-факто они были до сих пор женаты) во всех смертных грехах. В «загубленной молодости», в сломанном каблуке…Да чего уж там,  даже в том, что она бросила его и детей!
И вот когда он с деланным спокойствием, с этим смертельным ядом в голосе спросила у нее про детей, она чуть не швырнула  в него тарелку с горячим супом, так услужливо и быстро принесенным симпатичным официантом. Вместо этого она только лишь смяла салфетку и таким же нарочитым, в том Финну, голосом ответила:
- О, дорогой, как ты догадался!? Именно так и было. Кстати, а с кем и где они сейчас? Я бы хотела увидеть.

0

9

Пожалуй, именно этого больше всего Девлин и боялся – момента, когда она скажет, что хочет увидеться с Сэмом и Уной. Он пытался найти логичное объяснение, почему он не может этого позволить, но любая логика глохла с ревом внутреннего голоса “никогда не бывать этому!” Если он, взрослый, еще мог как-то пережить подобные качели “ушла-вернулась когда вздумается”, то дети здесь были совершенно не при чем, и он не собирался давать Эвелин возможность внезапного семейного воссоединения, после которого черт знает как скоро она решит вновь укатить куда глаза глядят. Нет уж.
- Нет, Эвелин, - помотал головой Финн и глубоко вздохнул, но это не слишком помогло успокоиться. Он был зол на нее все эти годы, и, оказалось, что злость эта так никуда и не делась, просто спала, а теперь вновь пробудилась, стоило дать ей шанс.
- Ты сама ушла и оставила их. Все это время тебе не было интересно, где они и с кем. Здоровы ли, счастливы ли, скучают ли… Мы как-то обходились без тебя. Мы и сейчас прекрасно обходимся без тебя, дорогая.
Ух, как ему хотелось запустить чашкой в стену! Он никогда не отличался спокойствием и терпением, так что все заготовленные сценарии этого разговора, которые он готовил месяцами, были словно разорваны в клочья. Внутри бурлило столько негодования, что кулаки сами собой сжимались. Спокойно поговорить, значит? Так себе идейка.
- Как ты себе это представляла, просвети меня, а? Ты вернешься, вся в белом сиянии, и мы радостно обнимем тебя, расплачемся от счастья и снова будем жить одной дружной семьей? Так?

0

10

Как она себе это представляла? Именно так и представляла: она приезжает, Финн спрашивает «какого хрена», она не знает что ответить, они скандалят… нет, был конечно, и идеальный вариант (даже несколько). Она приезжает, Финн все понимает, они рыдают в унисон и дальше картинка счастливого семейства из рекламы бюджетного йогурта. Или еще так: она прилетает на вертолете, говорит, что выполняла сверхсекретное задание, ее награждают звездой героя, Финн и дети рыдают от гордости, она целует детей и улетает на следующее сверхсекретное задание. Или нет, по-другому. Она узнает из газет, что Финн погиб, спасая котенка с дерева/ пытаясь остановить грузовик, мчащийся на толку школьников/ упал кирпич на голову. Она прилетает на вертолете, дальше история про задание, она самостоятельно воспитывает детей истинными патриотами...
Суп был такой вкусный, а фантазии такие увлекательные, что она совершенно отключилась и не слышала, что говорит Финн.
- Прости, я задумалась…Так что ты сказал?

Отредактировано Evelyn Devlin (2017-08-10 19:42:26)

0

11

То, что кружка, которую он до этого крутил в руках, не полетела в стену, было чудом. Может, Финн пожалел красивые стены кафе, хотя интерьер был так себе, на его снобистский взгляд.
- Я сказал...
Голос поначалу звучал угрожающе, но Девлин вздохнул хорошенько и решил постараться быть благоразумным. Хотя бы постараться, да. По его мнению, ситуация была довольно простой: у них была прекрасная жизнь на троих, и на этой фотографии он никак уже не видел Эвелин. Ни в мечтах, ни в реальности. Нет, правда, честное слово, он не мечтал о ее возвращении эти годы, может только первый год, но потом отболело. Все эти годы он побаивался, что что-то такое произойдет, что ровно когда они будут фотографироваться в очередной раз на обложку журнала "Самая счастливая семья мира", она выпрыгнет и всё испортит.
- Я не понимаю, на что ты рассчитываешь, вот так свалившись обратно с небес в нашу простую и земную жизнь. Я не готов тебя принять, Эвелин. Я не готов позволить тебе увидеться вновь с детьми и не думаю, что ты готова к такой ответственности. Нельзя вот так просто появляться и исчезать. Это не игра. Есть я и мои дети. И всё.
Он не знал, что бы сказали на это всё Уна и Сэмми, в последнее время они редко задавали вопросы о маме, и он решил, что они все же привыкли к этой "семейке на троих". Но и они вряд ли бросились бы на шею мамочке вот так вот просто. Или все же бросились бы? Ну хорошо, а что потом?

0

12

Финнбар, -выразительно произнесла Эвелен, - ты, кажется, не понял…
Его бывшая жена спокойно отодвинула приборы, аккуратно промокнула губы салфеткой. Вначале пауза возникла случайно, так как она подбирала слова. Но, следуя театральному совету «Начал паузу, держи ее как можно дольше», она тянула с продолжением фразы. Эвелени чувстовала, что еще чуть-чуть, и она, как в прошлом, поддастся Финну, поймет, что он безусловно прав и она просто должна уйти. Она виновата во всем, ей нет прощения и так будет лучше для всех… Хотя? Для кого всех? Не потому ли она бежала тогда, почти пять лет назад, без оглядки, что слишком долго думала подгадывала, как будет лучше другим – отцу, потом Финну... Может быть, прислушалась к себе раньше и позволила себе настоять хоть на чем-то тогда, ей бы не пришлось стремглав убегать в поисках себя, не жертвовать ради этого…Да что уж теперь вспоминать?
Эвелин наконец почувствовала сытость, а с ней пришло приятное тепло и неожиданная наглость. Дальше она говорила то, что никогда не планировала.
- Я вернулась не к тебе. И дети не твои, а наши. Я вернулась к ним и за ними. В общем, я требую развод и равную опеку. И поверь, если ты захочешь мне помешать, ты очень пожалеешь. Если надо будет, я пойду на шантаж, поджог, подлог и подкуп.

0

13

Да, пожалуй, если он чего-то боялся больше всего, то этого момента, когда она не только вернется, но и начнет требовать. И Девлин знал одно точно и наверняка: он не отдаст ей детей. Потому что как только она их получит - фьюить! - и птичка улетела, а он останется вообще один и будет искать их черт знает где по всему миру. Не то, чтобы с двумя пятилетками можно было так же легко сбежать в закат, но... Главное ведь мотивация.
- Нет, это я требую развод. И единоличную опеку. Если суд разрешит тебе видеть детей, хорошо, под моим присмотром сможешь их увидеть. Но я не думаю, что он разрешит. Ты своих детей бросила. Когда-то они были наши, а потом остались только мои, потому что, черт тебя побери, почему-то только мне они остались нужны! И не надо мне угрожать!
И Финн уже не пытался говорить спокойно и тише, и на них уже косились и официант, и другие посетители, но ему было все равно. Конечно, она вернулась не просто так, он ведь знал, знал! С той самой секунды, что он увидел ее, знал, что она приехала именно за этим - заявлять свои права.
- Ты хочешь по-плохому? Хорошо, будет по-плохому. В следующий раз мы встретимся только в присутствии адвокатов.
И, похоже, пришло время обналичивать счет "на черный день", чтобы нанять самого лучшего адвоката, потому что черный день настал.

0

14

Черт, черт, черт! Ну вот что ее дернуло ему угрожать? Какие поджоги и подкупы? Да она даже контролеров в автобусе боялась, хуже чем черт ладана, не то что до «правонарушений» дойти. Земля уходила из-под ног, благо она сидела на стуле, а то могла б и рухнуть там со страху. Тем временем Финн разошелся не на шутку. Высказав ей то, что, собственно, и можно было ожидать, он резко встал из-за стола в явным намерением уйти из кафе и действительно встретиться с ней уже в суде.
- Финн, ну погоди, - пытаясь его удержать, Эвелин по-детски схватила его за руки. – Ну прости, я не знаю, что на меня нашло! Ты прав, конечно, во всем. Я очень виновата перед вами всеми… - К своему стыду, Эвелин не смогла удержать набежавших слез. - Пожалуйста, дай мне хотя бы просто увидеть их, я тебя очень прошу.

0

15

Когда-то давно, только чтобы ни одна слезинка не упала из глаз этой девушки, Финбар был готов на всё. Вероятно, эти времена всё-таки прошли, потому что теперь он был слишком зол, чтобы бояться её слёз. Слишком зол и напуган тем, что может потерять самое важное и дорогое, что у него есть, и это не работа и не дом на Манхэттене, не репутация и не печень – это его дети. Может быть, если бы Эвелин вернулась и хотела бы снова быть одной семьёй, ещё можно было искать какие-то компромиссы, но она хотела развода, а значит – только детей. И он знает, думает, что знает, как это бывает: сначала говорят “равная опека”, а потом начинаются все эти отговорки, и вот он уже не сможет видеть детей часто, а потом и вовсе. Да и какая вообще может быть здесь “равная опека”? Они ведь все равно будут жить или у матери, или у отца, и у этого родителя будет гораздо больше времени с ними.
Эвелин схватила его за руки, но он без особых усилий тут же вырвался, продолжая злиться и бояться. Просто увидеть? “А что”, - прошептал внутренний голос, - “Если они захотят остаться с ней, а не с тобой? Они ведь соскучились по любимой мамочке, она приедет с прекрасными подарками, они обнимутся, смеясь, и ты, старый, скучный и вечно воспитывающий станешь им уже совершенно не нужен.”
- Нет, - голос его отдавал ледяной решительностью. - Я не могу тебе доверять. Кто знает, что теперь у тебя на уме? Ты права – лучше развод. Готовьте бумаги, миссис Девлин.
Финн считал, что всё, что он мог сказать цензурного и в рамках приличий, он уже сказал, а потому решил и не задерживаться. Ему хотелось как можно быстрее оказаться как можно дальше отсюда, чтобы затем бесконечно убеждать себя, что это был лишь сон, галлюцинация, а вовсе не его теперь уже почти бывшая жена вернулась, чтобы окончательно испортить ему жизнь.
Хлопнувшая за его спиной дверь зазвенела тревожно бьющимся в стекло колокольчиком. Да уж, вышел пообедать…

Отредактировано Finbar Devlin (2017-09-17 12:54:07)

0


Вы здесь » Times Square » Эпизоды настоящего » And suddenly she is back


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC