В Нью-Йорке июнь 2017 года
днем +13...+20
ночью +10...+15
облачно, местами дождь

Times Square

Объявление



Нью-Йорк — это богатый и щедрый город, если ты согласен мириться с его жестокостью и упадком.
(с) Джеймс Дин



Мне нравится Нью-Йорк. Это один из тех городов, где ты можешь услышать: «Эй, это мое. Не ссы на это!»
(с) Луис Си Кей



Я часто езжу в Париж, Лондон, Рим. Но всегда повторяю: нет города лучше чем Нью-Йорк. Он – невероятный и захватывающий! (с) Роберт Де Ниро

Нью-Йорк — ужасный город. Знаете, что я недавно видел? Видел, как мужик мастурбировал в банкомате. Да... Сначала я тоже ужаснулся. А потом думаю — у меня же тоже бывало, когда проверяешь остаток средств на счету, и там больше, чем ты ожидал. И хочется праздника! (с)Dr. Katz


Нью Йорк — очень шумное место. Я хотел бы жить в месте, где потише, например, на луне. Не нравятся мне толпы, яркий свет, внезапные шумы и сильные запахи, а в Нью Йорке всё это есть, особенно запахи.
(с) Mary and Max

НУЖНЫ ПЕРСОНАЖИ В СЕМЬЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Times Square » Эпизоды настоящего » В меру своей испорченности


В меру своей испорченности

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://telegrafi.com/wp-content/uploads/2016/01/shqiptar-euml-e-serb-euml-ldquo-bossat-rdquo-kontrollojn-euml-tregon-e-heroin-euml-s-n-euml-zvic-euml-r_hd-780x439.jpg

Запомните, дети! Если незнакомец на улице предлагает вам наркотики — скажите ему спасибо, потому что наркотики дорогие.

4 июня 2017

Алекс Пэйдж, Винни Варгас

Отредактировано Calvin Vargas (2017-09-29 00:13:13)

+1

2

Свою деятельность Алекс начал давно и один черт знает, как до сих пор оставался на плаву, не достигнув при этом, особых высот. Он был самым обычным нарко-дилером, держащим банду мелких, но шустрых подростков и людей чуть постарше, распространявших наркотики по клиентам. Сам Алекс уже отбегался по мелочевке. Он был из тех счастливчиков, которые не представляли особой ценности для полиции, но регулярно получавших немалые сроки за свои выходки, если, конечно, бывали пойманы. Так вот Алекс пока не попадался, поэтому и считался счастливчиком среди таких же ушибленных жизнью и имеющих слишком мелкие жизненные ценности.
Свою банду он именовал гепардами в память о старом фильме, рассказывающим о проблемах детей и подростков, попадавших в такие группировки. Суть гепардов заключалась в том, чтобы быстро доставлять дозы прямо в руки нуждающимся или в специальные схроны, так же быстро приносить ему выручку, ну и убегать от полиции тоже надо было уметь. Дураков он не держал, попасть к нему в группу было не просто, а только как в лучших компаниях – по рекомендации. Залетные попадались, но настолько редко, что можно было пересчитать по пальцам одной руки не раз косячевшего мафиози. Все это было связанно не с его личными загонами или паранойей, а с тем, что за работу своего «подразделения» он отвечал собственной жизнью, а это ему было дорого, как ничто больше. Что, впрочем, не мешало самому порой баловаться тем, чем торговал. Как и большинство наркоманов, Алекс не считал себя зависимым, полагая, что в любой момент может перестать так развлекаться, не видя той грани, за которой прячется точка невозврата. Зато с теми «гепардами», со своими собственными гонцами, он расправлялся быстро, если уличал в употреблении товара, и не потому, что дорожил продуктом или беспокоился об их здоровье, а потому что прекрасно понимал: наркоман – самое ничтожное существо на свете. Подсевший с легкостью сдаст всю их группу, а там недалеко и до тех, кто просто устранит помеху один единственным, но самым верным путем. Так что начальником Алекс был суровым, на сопли не велся и прощался быстро, без сантиментов.
Сегодняшний день ничем особенным не выделялся. Алекс встал по обыкновению поздно, в скверном расположении духа, которое не исправила даже изрядная порция крепчайшего кофе. Очень хотелось кого-нибудь убить и возможно собственноручно, но «гепарды», как назло, под руку не лезли, давно уже разбежавшись по району с маленькими неприметными пакетиками. С одной стороны, это огорчало мятежную душу, требующую выхода накопившемуся раздражению, а с другой немало радовало – команду он слепил надежную, работящую и хорошо запуганную. Можно было бы рискнуть и заняться расширением бизнеса, но сделать это было непросто. Вот в этих размышлениях Алекс и сел на засаленный диван, накрытый многое повидавшим пледом, и включил дорогой ноутбук известной марки, чтобы поднять себе настроение незамысловатым фильмом, в котором все друг друга любили и кончалось всем хорошо и дружно. Под фильм он взял косячок и упаковку салфеток, подумал, не понадобятся ли ему еще какие-нибудь вещицы, но подниматься было уже лень, поэтому Алекс решил начать с малого. Телефон он положил неподалеку, чтобы не пришлось судорожно бегать по квартире в поисках гаджета, если вдруг он кому-то срочно понадобиться. С первых же кадров и затяжки день начал расцветать новыми оттенками радуги.

+2

3

Время относительно, особенно, если жизнь не подчиняется каким-то правилам и расписанию.
Винни открыл глаза и заглянул за грязно-желтые занавески. Светло. Энди, должно быть, уже давно ушла, и ее рабочий день в самом разгаре. Горе-папаша, еле отойдя после вчерашнего, решил не отсвечивать. Его проспиртованный мозг все же понимал, что единственным сдерживающим фактором в этой квартире оставалась его старшая дочь. Не будь ее, Винни легко мог слететь с катушек. И хрен там на этого больного ублюдка, а вот свою жизнь Варгасу-старшему отчего-то было жаль. Этой жалости к себе Кэлвин никогда не понимал. Что ему было терять, этому человеку, который в свои пятьдесят с небольшим был похож на сморщенный изюм, долго пролежавший на солнце и сунутый в банку со спиртом.
Винни поднялся со скрипучей кровати, где они с сестрой проводили ночи, и среди вещей, заботливо уложенными Энди на стул, отыскал трусы с американским флагом на заднице – там ему самое место. Нацепив только их, Винни закурил и прогулялся до кухни, чтобы убедиться в полном отсутствии каких-либо продуктов. Если Энди и оставила что-то утром, этот сраный папаня все смел подчистую. Впрочем, прямо сейчас есть почти не хотелось. Утреннее чувство голода быстро похоронилось под сигаретным дымом, оставив после себя слабое, но привычное чувство тошноты.
Еще немного было потрачено в скитании по квартире, во время которого Винни умылся, оделся и выкурил еще одну сигарету. Под подушкой, где Винни спал, обнаружилась мелочь и пара банкнот, которые Энди оставила брату. Из-за отца, все еще живущего в квартире, деньги на видном месте никогда не оставлялись. Тот хоть старался и не заходить в комнату, где жили брат и сестра, мог все же рискнуть, пока Винни спит.
До завтрашнего утра, а то и до самого обеда, пока Энди будет отсыпаться после рабочих суток, Кэлвин был предоставлен сам себе. И вчера он пообещал найти деньги, так что на сегодня уже имелся план.
Кое-какие связи, в периоды точно такого же одиночного шатания по городу, Кэлвин уже наработал, так что оставалось ими воспользоваться. Парень вышел из дома, совершенно случайно задев на выходе одного из соседей и «мило» тому улыбнувшись, Винни направился на Манхеттен.
Просто перепрыгнув через турникет метрополитена (вот еще, деньги на них тратить), Варгас скрылся в толпе таких же пассажиров, пусть с его ростом это и трудновато. Потребовалось несколько часов, чтобы добраться до нужной станции и отыскать тех, с кем Винни был знаком. Он уже пробовал продавать наркотики - конечно, чтобы об этом не узнала Энди, - но всего несколько раз. Работка, как он считал, совершенно не пыльная, прибыльная, и единственное, что требовалось делать со сто процентной точностью – не попадаться на глаза копам. А это Винни делать умел, ведь воспитывался в гетто, где нелюбовь к полиции взращивалась поколениями. И у него даже мысли не возникало, чтобы эту дрянь впиндюрить в себя. И потому, что частенько попадались наркоманы, которые выглядели так жалко, что хотелось блевать, просто пройдя рядом, и потому, что перед глазами всегда стояла Энди, которая не простит ему этого.
- Не, чувак, сегодня у меня ничего нет, - проговорил Джимми, - Могу контакт дать, может выгорит, но не ручаюсь, - он покопался в своих многочисленных карманах и вытащил замусоленную бумажку с номером телефона.
Настроение тут же затрещало по швам. Связываться с кем-то новым не очень-то хотелось – Винни не самый большой умелец производить хорошее впечатление на людей. Плюс ко всему, мобильников у Варгасов не было. Как-то необходимость не ощущалась, брат и сестра общались преимущественно только друг с другом, остальных можно было найти на улице и без телефона при необходимости. Да и, опять же, бабки на это еще тратить.
Но бумажку Винни взял. Пошлявшись еще и решив, что делать ему все равно нечего, Кэлвин пробрался в какой-то подвальчик, где находился один из занюханных баров, которых на острове ничуть не меньше ярких ночных клубов. Он собирался воспользоваться местным телефоном и сделать звонок, но удача на этот раз улыбнулась Варгасу чуть шире обычного: на барной стойке лежал чужой мобильник, не из тех новомодных кирпичей, что были входу сейчас, а уже видавший виды, но все же телефон. Пока его хозяин отвлекся, Винни привычным движением воришки стащил его и тут же вышел на улицу, свернув в проулок, и набрал номер.
- Здорово, - проговорил он ответившему голосу, - Джим дал мне твой номер, сказал, можешь подбросить работенки.
Голос у Винни звучал чуть хрипловато, но примерный возраст по нему угадывался легко. Он делал глубокие затяжки, неторопливо бредя по улице Манхеттена.

+2


Вы здесь » Times Square » Эпизоды настоящего » В меру своей испорченности


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC