В Нью-Йорке июнь 2017 года
днем +13...+20
ночью +10...+15
облачно, местами дождь

Times Square

Объявление



Нью-Йорк — это богатый и щедрый город, если ты согласен мириться с его жестокостью и упадком.
(с) Джеймс Дин



Мне нравится Нью-Йорк. Это один из тех городов, где ты можешь услышать: «Эй, это мое. Не ссы на это!»
(с) Луис Си Кей



Я часто езжу в Париж, Лондон, Рим. Но всегда повторяю: нет города лучше чем Нью-Йорк. Он – невероятный и захватывающий! (с) Роберт Де Ниро

Нью-Йорк — ужасный город. Знаете, что я недавно видел? Видел, как мужик мастурбировал в банкомате. Да... Сначала я тоже ужаснулся. А потом думаю — у меня же тоже бывало, когда проверяешь остаток средств на счету, и там больше, чем ты ожидал. И хочется праздника! (с)Dr. Katz


Нью Йорк — очень шумное место. Я хотел бы жить в месте, где потише, например, на луне. Не нравятся мне толпы, яркий свет, внезапные шумы и сильные запахи, а в Нью Йорке всё это есть, особенно запахи.
(с) Mary and Max

НУЖНЫ ПЕРСОНАЖИ В СЕМЬЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Times Square » Эпизоды настоящего » Смотри, какая милая бирочка! Как на подарке!


Смотри, какая милая бирочка! Как на подарке!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s8.uploads.ru/JMS2W.jpg

Больница Монтефиоре, 5 июня 2017 года, понедельник, конечно же

Марк О'Брайен, Майкл Эддингтон

+1

2

- Я умираю.
Заявление вышло сильным, но маловероятным, учитывая, что до морга Марк все же дошел на своих двоих, пусть и выглядя при этом немногим лучше местных пациентов. Но неуместного трагизма в голосе это не убавило.
А все потому, что пить надо меньше. Надо, безусловно, врачу без этого сложно, а уж онкологу, у которого каждый пятый на столе уже с негласной печатью «безнадежный», и вовсе никак. Кто-то работает на износ, пока не поедет крыша, кто-то жрет нагетсы и тихо плачет по ночам, кто-то занимается спортом до тошноты, некоторые маргиналы идут к психотерапевтам. Марк, когда совсем невмоготу, бухает и пытается выебать все живое вокруг.
Первый пункт он все выходные выполнял на ура. Даже перевыполнил, судя по состоянию. Второе не очень сложилось в силу первого, но О’Брайен не особо переживает.
- Скажи, что у тебя есть аспирин.
Марк рухнул на стул, запрокинул голову и вытянул ноги, стараясь не делать особо резких движений. На сегодня отделение обойдется двумя хирургами. Плановых операций у О’Брайена нет, так что идите лесом. В морге прохладно, тихо и есть, кому поныть. Майкл, безусловно, имеет полное право послать Марка куда подальше, и, скорее всего, так и сделает. Но, в конечном итоге, аспирина он ему найдет. А, может, даже и спать уложит. И простынку подоткнет, и чью-нибудь историю болезни вместо сказки почитает. Ну и, разумеется, в красках расскажет, какой Марк козел.
Для чего же еще нужны друзья?
О’Брайен надеется, что в этот уик-энд не названивал пьяным Майклу. Он обещал больше так не делать. С другой стороны, откуда еще дорогой друг узнает, что Марк его любит, если не из потока бессвязного пьяного бреда?
- Давно так паршиво не было, - Марк покосился на Майкла таким несчастным взглядом, что даже пациентам Эддингтона впору прослезиться, - Я отлежусь у тебя, пока не оклемаюсь, а то Стивенс обещал со мной что-то неприличное сотворить, если я в таком состоянии на работу припрусь.
Можно подумать, от самого завотделения толку много. Марк будет полезнее него, даже если он просто  будет лежать бессознательным телом посреди коридора, не подавая признаков жизни.
- Я не то чтобы всерьез опасаюсь, что его 50 кило могут посягнуть на мою честь, но, судя по витееватости его угроз, подозреваю, что для таких случаев он носит под халатом прикид из черного латекса. Проверять это я не хочу.

+2

3

Пока коллеги-патологоанатомы, склонившиеся над микроскопами, тусили за своими рабочими столами, Майки ошивался в морге. У него тоже был рабочий стол, но кому-то же надо и трупы вскрывать. Больница просто огромная, умирали тут чуть ли не каждый час, и в палатах, и в отделении скорой помощи, так что доктор Эддингтон был, грубо говоря, козлом отпущения, которому доставалась самая грязная работенка, не считая местных интернов и санитаров. А он не возражал, в общем-то.
- Тогда ты по адресу, - отозвался Майк спокойно заполняя карточку уже вскрытого тела. Он поднял свой взгляд на пару секунд, скептично осматривая друга.
Майкл не был самым ответственным человеком, но работу имел явно попроще, как сам думал. Своих пациентов Марк вел, был со многими хорошо знаком, и некоторые из них в итоге умирали, а он, как врач, ничего с этим сделать не мог. Майклу было проще: он уже видел мертвых. Или не видел вовсе, работая только с безликим биопсийным материалом, которого куда больше, чем трупов. И все-таки…
- М-м, он есть, - подтвердил Майк, - Но не получишь, пока не расскажешь, где ты шлялся все это время, - словно ревнивая женушка вредничал Майки, - Ты звонил опять среди ночи, я нихрена не понял даже по буквам.
А ведь мог приехать! Нет, правда мог. Это было вполне в характере Эддингтона – сорваться посреди ночи, доехать до какого-то занюханного бара на Манхэттене, выволочь оттуда друга и привезти домой. Желательно к нему домой, а не к себе, потому что прибираться после не очень-то и хотелось.
Пока Марк и дальше жаловался на нелегкую судьбу отделения онкологии во главе со Стивенсом, прибежал мальчик-санитарчик с пакетом пока еще горячего бургера и картошки для доктора Эддингтона – Майк не гнушался натаскивать новичков и таким способом, а санитарами частенько подрабатывали неимущие студенты первых-вторых курсов, над которыми железобетонной плитой нависал кредит за учебу.
- Там дядя лежит, его надо помыть и спрятать, - предупредил он, прибирая свой обед к рукам и снова обращая внимания на страдальца, мальчик тоже посмотрел на Марка с немым вопросом, - Не этот дядя, - на всякий случай уточнил доктор, а то мало ли.
- Ты напросишься Марк, и твой Стивенс не будет ждать, когда ты там изъявишь желание лицезреть его латекс. Картошку будешь?
Морг был местом, где могли отлежаться не только мертвые, но и живые люди, и Майки никогда не запрещал приходить сюда, если хочется спрятаться, или спать. А что, секционные столы есть, такие чистые, что с них есть безопаснее, чем в столовой. Заботливые патологи и простынкой прикроют, и ботиночки снимут, чтоб не палить – сказка. Только жестко.

+2

4

- Я знал, что ты меня не бросишь в беде, - не поднимая запрокинутой к потолку головы, вскинул руку со сжатым кулаком, пародируя какого-нибудь революционного кубинца, - Но пасаран, камрад.
Кое-как принял более-менее вертикальное положение на стуле, устало помассировал висок кончиками пальцев, морщась. Господи, вроде пьешь нормальные дорогие напитки, а плохо так, будто трое суток глушил самогон из портянок.
Мораль: к черту это мажорство, спирт с аскорбинкой никогда не дает похмелья.
- Ты жестокий. Жестокий маленький засранец, - беззлобно клацнул зубами в сторону Майкла, - Проще сказать, где я не шлялся…
Дежурство под конец прошлой недели было просто ни к черту. Марк 20 с лишним часов провел по локоть в говне и крови без какого-либо морального удовлетворения. Во врачебной практике нет категорий «хорошо справился» или «не очень хорошо справился». Пациент либо спасен, либо нет. Третьего не дано.
- Вероятно, я признавался тебе в любви. Но это не точно, так что не зазнавайся.
Ну а что, в 90% случаев именно Майк тот самый парень, который выволакивает невменяемое тулово Марка из бара, транспортирует его до дома и укладывает спать. А еще попутно оказывает первую помощь – потому, что говно ваша вечеринка, если в программе нет старого доброго мордобоя класса «все против всех» - и оставляет на утро пару таблеток аспирина и литра два воды возле кровати. Или вовсе спихивает с кровати вместо будильника, если ехать к себе неохота или есть риск, что Марк еще не до конца выполнил обязательную программу на вечер.
Как его после такого не любить, в самом деле?
- Я хотел до тебя доехать, но не успел, - у Майка на лице все написано, это его выражение «и почему я дружу с таким мудаком?», -  Подумал, что в 4 утра перед дежурством это как-то жестоко. Пусть хоть один из нас не чувствует себя сегодня, как говно.
О’Брайен дружелюбно оскалился прибежавшему санитару, чем, скорее всего, слегка подорвал неокрепшую психику юного эскулапа. Марк и в лучшем состоянии лыбится, как маньяк, а тут как-то совсем жутковато вышло.
Прости, пацан, зато тебе теперь в морге ночью дежурить будет не страшно. Самое криповое существо в округе обитает тремя этажами выше. Обычно. Но не сегодня.
Сегодня Марк будет жить тут. Его тут жалеют и предлагают еду.
- У меня три за прошедшую смену отошли. На руках. Последней девчонка 19 лет. Я её пять часов потрошил. И нихрена, - Марк раздраженно дернул уголком рта, давя желание что-нибудь куда-нибудь швырнуть, - Если Стивенс сегодня на меня наедет, я сам ему покажу и латекс, и хлыст, и ведро лубриканта с клубничным запахом.
Заинтересованно вытянул шею, повел носом на папах еды. Когда Марк в последний раз ел?
- О, у тебя еще и еда есть, - умиленно склонил голову набок , - Солнышко, если ты меня покормишь, я буду любить тебя еще больше. И до дома вечером подкину.
Предупреждая реакцию Майкла, вскинул ладони в защитном жесте.
- Да, я приехал на машине. Я ехал очень медленно и аккуратно. Прямо сам себя бесил, настолько медленно ехал.
Идея была не очень, но идти пешком или ехать на общественном транспорте О’Брайен был морально не готов. От слова совсем.

+2

5

Нет, Майку было совсем не трудно помочь другу, что называется, встать на ноги. Он даже не очень сильно ворчал, когда действительно этим занимался. То есть, в самом процессе перетаскивания тела Марка из бара в квартиру ворчать все равно бессмысленно, Марк если и вспомнит о недовольстве, то очень смутно или в другом ключе. А после - ныть, что и вовсе не до того, и башка раскалывается, и вообще, если Майкл настоящий друг, он не будет напоминать о том, что было вчера.
Майкл смерил друга внимательным взглядом: действительно, как успеть доехать, когда двигаешься совсем в другую сторону. И не то, чтоб Майки пытался его контролировать, уже большой мальчик, со многим и сам справится, но иногда было полезно присматривать. А то потом куда не сунешься – то девицы ему пощечины раздают, то мордовороты какие-то вспоминают. А было и такое, что их и вовсе в бар не пустили. В любимый бар Майкла, между прочим! С тех пор доктор запретил своему другу соваться в одиночестве в те места, где они любили проводить время. Если хочет идти по программе «напиться и забыться», пусть делает это в более соответствующих страданиям заведениях.
Хотя и трезвенник из Майкла очень сомнительный, учитывая тот факт, что печень Марка была явно куда более привычна и приспособлена к алкоголю, а совместные попойки быстро переходили к прогулкам по очень кривым траекториям и громкими песнями в исполнении двух хрипловатых голосов с целью донести их смысл до всего Нью-Йорка.
- Знаю, - миролюбиво проговорил Майк, кому как не патологоанатомам знать, кто, когда и у кого умер; на столе, до или после. И все равно подобный досуг Эддингтон не одобрял, словно ожидая, когда друг уже вконец сопьется. В студенческие годы все казалось куда проще. Зато теперь ему и рассказывать ничего не надо было, если не очень-то и хотелось.
Майкл снова недовольно поморщился. То, что Марк то и дело вступал в перепалки со своим непосредственным руководителям – ни к чему хорошему не вело.
- Ты засранец, Марк, так и знай, - впрочем, наверняка он и без того знал, и Майкл лишь констатировал общеизвестный факт. Но еду достал, а куда деваться. Вечно голодные патологоанатомы всегда находили время на пожрать и, что самое главное, всегда находили еду. Правда, не очень здоровую. Сэндвичи там всякие, бургеры из Макдональдса или какого-нибудь Бургер Кинга, хот-доги, купленные у чувака за углом. Местные девицы тщетно пытались сохранить достоинство, притаскивая на работу йогурты, но и те быстро сдавались под натиском коллег мужского пола, так что и им в итоге приходилось довольствоваться тем, что курьер принес.
- Если ты рано или поздно окажешься на моем столе, я сделаю тебе самый кривой шов, а печень закрою в банку, чтобы показывать студентам, - с этими словами Майкл сунул в руки другу большую картошку-фри. Вряд ли угроза возымеет действие, сто раз уже такое было, да и Марка хрен напугаешь подобным заявлением, но Майк - упертый баран, который не прекращал попыток.

+1

6

Марк устало помассировал затылок, зарываясь пальцами в волосы, чтобы хоть немного унять глухой гул в башке. Как будто на голову нацепили кастрюлю и пару раз хорошенько ударили по днищу ломом.
О’Брайен отрицает тот факт, что он спивается. Нет. Чушь какая. Ну, может накатить, если смена была тяжелой. С такой работой, знаете ли, или тихо шуршать шифером, или подбухивать. Третьего не дано. Надо быть каким-то совершенно отмороженным, чтобы тебе не давило все вот это на нервы.
Марк не отмороженный, что бы там о нем ни говорили. У него случаются плохие и очень плохие смены.
А еще у него дед ирландец, ему генетически сложно не бухать.
В конце, концов, у него есть такой расчудесный друг, как Майк. Который и компанию составит, и песню подпоет, и такси вызовет, если сам еще в состоянии попадать в кнопки. Что редкость, в совместные пьянки Майки обычно укатывает в Нарнию первым, так что Марк может с гоготом таскать его полубессознательное тулово по улицам в попытке дойти хоть до чьего-нибудь уже дома.
- Я в курсе, радость моя, - Марк пожал плечами, делая максимально виноватый вид, за который ему прощали почти все почти всё, но который категорически не работал на Майкла, - А еще у меня золотые руки, большое любящее сердце и порш, который отвезет тебя до дома.
О’Брайен сцапал картошку и принялся методично закидывать в рот кусочки безумно вредного, но такого вкусного, особенно с похмелья, картофеля. Как бы странно это ни звучало, но в морге всегда есть, что пожрать. Серьезно. Когда наверху врачи, умявшие все, что нашлось в холодильниках и столах, уже хищно поглядывают на автоматы по продаже конфет и тумбочки пациентов, патологи все еще тихо дожевывают свои запасы.
У них тут что, в каждом втором холодке жратва вместо трупа?
- Не правда, над моим швом ты будешь стараться, как ни над каким другим. А печень я тебе завещаю. Хочешь студентов пугай, хочешь на полку поставь.
Это нормально, если к Марку коллеги попадают с какой-то периодичностью, но все же это редкое явление, к Майку, рано или поздно, попасть есть риск у всех. А не к нему, так к кому-то другому из его братьев по цеху.
- Если Стивенс будет что-то просить, не отдавай. Ему для нехороших вещей, я уверен.
Марк набил щеки картошкой, блаженно заулыбался, жуя. Еда это отлично. Прямо то, что надо.
О’Брайена с похмелья никогда не мутит. Да, голова трещит, руки дрожат, но вот желудок наоборот требует еды и побольше. Если марка не сгубит цирроз, язва исправит это оплошность.
- Компенсирую свой проеб в эти выходные. Как насчет партии в бильярд? Проигравший признается в любви самому брутальному байкеру в заведении, драпаем огородами вместе. М?

+1

7

Сложно было представить, почему люди идут в онкологи. Хотя… Наверняка о профессии патологоанатома думали точно так же. А некоторые вообще понять не могли, что людей тянет в медицину. Но кто-то ведь должен… Лечить и выходить к родственникам, сообщая «Мы сделали все, что смогли». Майклу сложно было представить, что он будет вот так вот…
Но нет, Марка он не жалел, зачем ему жалость? Но по-человечески понимал, и его порывы тоже, хотя переживать о нем и периодически предпринимать попытки поставить «на пусть истинный» это нисколько не мешало.
Вот и верно, состряпанный наспех виноватый взгляд Марка нисколько не подействовал. А уж с такой больной сегодняшней рожей и подавно. Наверное, попадись ему какая-нибудь сердобольная медсестренка, обязательно бы поинтересовалась, все ли с доктором хорошо, не приболел ли, а то смотреть жалко. А ведь кому-то и правда было жалко эту небритую рожу, вот же.
- Ну ладно, уговорил, - вредно ответил Майк, домой на машине ему все-таки хотелось. Своей он все еще не обзавелся, искренне считая, что пока и так поездит, на общественном транспорте или стараниями друзей, хотя, как и многие американцы, получил права еще в школе.
- Он запросит твою голову, в этом я уверен, - с полным ртом пробубнил Майкл, - Не отдам, не волнуйся. Ну или за очень большие деньги. А то мне будет без тебя грустно и все такое, надо как-нибудь компенсировать, завести нового друга, опять же. Или парочку подружек за раз.
Если ирландские корни помогали Марку пить, то английское наследие помогало Майклу вести себя хорошо и соблюдать правила. И при этом Эддингтон никогда не был занудой и особо послушным, даже наоборот. Но при желании мог включиться какой-то особенный рычажок в мозгу, высвобождая на свет осторожного доктора Эддингтона.
- Эй, я же проиграю! – заранее возмутился Майк, - Опять меня будет отлавливать половина какого-нибудь байкерского клуба! – впрочем, словом «нет» это не было. Да, Марк куда лучше играл в бильярд, блэкджек, покер и даже, черт бы ее побрал, в рулетку. Зато всегда мог подставить спину, морду и любую другую часть тела, кроме самого сокровенного, для защиты друга.

офф: пардон, загулял))

0


Вы здесь » Times Square » Эпизоды настоящего » Смотри, какая милая бирочка! Как на подарке!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC