В Нью-Йорке июнь 2017 года

Times Square

Объявление



Нью-Йорк — это богатый и щедрый город, если ты согласен мириться с его жестокостью и упадком.
(с) Джеймс Дин



Мне нравится Нью-Йорк. Это один из тех городов, где ты можешь услышать: «Эй, это мое. Не ссы на это!»
(с) Луис Си Кей



Я часто езжу в Париж, Лондон, Рим. Но всегда повторяю: нет города лучше чем Нью-Йорк. Он – невероятный и захватывающий! (с) Роберт Де Ниро

Нью-Йорк — ужасный город. Знаете, что я недавно видел? Видел, как мужик мастурбировал в банкомате. Да... Сначала я тоже ужаснулся. А потом думаю — у меня же тоже бывало, когда проверяешь остаток средств на счету, и там больше, чем ты ожидал. И хочется праздника! (с)Dr. Katz


Нью Йорк — очень шумное место. Я хотел бы жить в месте, где потише, например, на луне. Не нравятся мне толпы, яркий свет, внезапные шумы и сильные запахи, а в Нью Йорке всё это есть, особенно запахи.
(с) Mary and Max

НУЖНЫ ПЕРСОНАЖИ В СЕМЬЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Times Square » Эпизоды настоящего » Слишком тесный город


Слишком тесный город

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://varlamov.me/2014/progulka_ny_mht/01.jpg

26 июня 2017 года

Уинфред Джеймс, Майкл Эддингтон

0

2

Что же, прошло полторы недели с того чертова дня, когда обычное дельце, не самое сложное, если быть откровенным, обернулось для Уинфреда сущим адом. Но все прошло. Плечо еще зудело, посылая в мозг мужчине импульсы, побуждающие его расчесать чертов шов, но Уинфред сдерживался. Это были пустяки по сравнению с первыми днями после операции в морге, когда Джеймс запивал антибиотики обезболивающим и вискарем, чтобы забыться в бредовом сне хоть на время. Наверное, ему чертовски повезло, что он выжил, но он сделал это. Вышибалу не так-то просто сбить с ног, если кому-то покажется смешной такая аналогия.
Тем не менее, Уин пока отошел от дел. Рука функционировала, но резкие движения приносили не самые приятные ощущения. К тому же, верные ребятки хорошенько накидали тем выродкам, что оставили своего товарища в подворотне возле больницы, и свой куш Уинфред все равно урвал. Деньжата были, почему бы и не устроить себе внеплановый отпуск? Кажется, буржуи с толстыми сумками так и поступали, чем он, собственно, хуже? Так, Джеймс посвятил себя безделию. Сходил даже в кино на какую-то невероятную смесь боевика и комедии – понравилось.
А сегодня у него была назначена важная встреча, к которой он, как всегда, готовился. Сегодня Уин ехал к своему сыну, которого, несмотря на все дерьмо в жизни и некоторую нелепость его появления, довольно сильно любил. Так вот, приехал Уинфред на машине, а домой топал пешком. С этими женщинами всегда так. Ему, по крайней мере, рассказывали об этом. Но отказать Джеймс не мог. У его «типа-жены» сломалась машина, а ей нужно было вечером с сынишкой ехать куда-то, на курсы какие-то. Сейчас было модно детей на курсы записывать, а этот сорванец менял интересы каждый год, если не полгода, поэтому, если честно, Уин даже запутался, где тот сейчас занимается. То ли борьбой какой, то ли в шахматы рубится.
Так, он отнес на плечах уже немаленького Фрэнки к машине, усадил его и помахал ручкой. Пока-пока. А сам потопал на метро. Кошелек изрядно полегчал после встречи с Марго, но на проездной хватило. Стянув пиджак с плеч и оставшись в одной рубашке, сквозь которую немилосердно просвечивал бинт, все еще опоясывающий его плечо, Уинфред сел на свободное место, немного развалившись, как и полагалось мужикам, дабы яйца к бедру не прилипали. Он даже почти задремал, когда в вагон вошла уж больно знакомая физиономия.
Память на лица у Уинфреда была очень хорошая. Настолько хорошая, что, кажется, он бы опознал собственную шлюху-мать, если бы ее откопали, очистили от земли и притащили ему через половину страны. А уж садиста, который так интимно ковырял его плечо, не узнать Джеймс просто не мог. От вида этих якобы невинных голубых глазок оное плечо даже противно заныло, что челюсть свело от воспоминаний. Но к самому парню Уинфред относился хорошо, он ведь ему жизнь спас, как-никак.
Поднявшись со своего места, мужчина подошел к ничего не подозревающему доктору со спины. Положив на его плечо свою тяжелую руку, Уинфред одновременно с тем проговорил:
- Привет, красавчик, как жизнь? – да вроде бы даже тон ничего так выбрал, не угрожающий, но и не излишне жизнерадостный. Такой, серединка на половинку, как надо. Только, кажется, парень все равно вздрогнул. Но может от радости, Уинфред тот еще сюрприз.

+1

3

Машины у Майкла не было. То есть совсем не было, но доктора это не смущало. От больницы он жил относительно недалеко, минут тридцать – тридцать пять, если захочется пройтись пешком, на транспорте и того быстрее.
Пока учился и первый год в интернатуре водил старенький форд, но потом с друзьями машину разбили. Никто не пострадал, в машине тогда вообще никого не было – уронили на капот огромный кондиционер, и все внутренние органы бедного форда оказались всмятку. Ремонтировать как-то бессмысленно и дорого, страховая компания долго отказывалась выплачивать, не считая это такой уж случайностью, да и тех денег, что Майкл в итоге отсудил, было уже недостаточно. Отложил, а то куда их. Тогда все это казалось небывалым стрессом, хотя парни долго смеялись. Да и сейчас весело вспоминать случившееся.
Рабочий день у Майки закончился прямо вовремя, и не требовалось задерживаться, так что уже через 10 минут патолог спустился в метро и зашел в вагон, уткнувшись в телефон и читая на нем книгу. Так что на подошедшего к нему мужчину Майкл даже не обратил внимание, это же метро. Но когда рука упала на плечо, а Эддингтон услышал знакомы голос, он действительно вздрогнул.
Майкл искренне надеялся, что никогда больше не услышит этого голоса, почему-то тот крепко впился в память, хотя не был каким-то необычным. Да и эта интонация, по-особенному произнесенные слова… И красавчиком другие мужики Майкла как-то никогда не называли.
Доктор медленно повернулся, и подозрения, успевшие возникнуть лишь где-то в подсознании, выплыли наружу, Майкл часто заморгал, глядя на этого человека.
С того жуткого вечера прошло не так много времени, и Майки до сих пор очень боялся, что кто-то может узнать о случившемся. Деньги он забрал и спрятал дома, но любые махинации с этой пачкой купюр казались ему чертовски подозрительными. Если оставить дома и найдут, сразу появятся вопросы, откуда у него столько налички и почему прячет. Если отнести в банк – тот же вопрос уже возникнет у налоговых структур. Если выкинуть – переживать будешь еще сильнее, сериалов-то насмотрелся. В общем… они ему по-настоящему жгли карман.
Еще и эта дурная история, которую приходилось скрывать, даже не поделиться с лучшим другом. Чтобы не выглядеть совсем нервным, Майк успокаивал себя и просто пытался забыть. И вот когда это только начало получаться, позади него возникла эта плечистая фигура.
- П-привет, - выговорил Майкл, но тут же, кажется, взял себя в руки, как это обычно было в стрессовых ситуациях. Переживаешь или до, или после, во время переживать некогда, - Да вот, надеялся тебя больше не увидеть, - признался он не без тени сарказма в голосе, быстро пробежавшись по фигуре глазами.
Ну, во-первых, в вагоне все-таки были люди, так что вряд ли с ним тут что-то будут делать. Во-вторых, быстро рассудил Майкл, если не трогали его раньше, то почему сейчас должны? Может быть, действительно, случайная встреча? На это и оставалось надеяться.
- Как плечо? – поинтересовался он. Что ж, мужчина был жив, а это значило, что Майкл мог гордиться своей работой. Он выпустил из морга живого человека, прямо событие тысячелетия.
[icon]http://s7.uploads.ru/Qvsgm.jpg[/icon]

+1

4

Когда недоумение в голубых глазах сменилось осознанием, в зрачках заплескался легким страх. Уинфред даже почувствовал что-то сродни вины за то, что так одним своим видом чисто выбритой морды нагоняет на хорошего человека страх. Может, ему стоило быть помягче в тот вечер? Но, прокрутив заново события злополучного дня в голове, наемник пришел к выводу, что у него не было другого выбора. Если бы он, истекая кровью, вежливо попросил бы о помощи, этот милый молодой человек вызвал бы своих друзей, положил бы его в больничку, а там бы врачи нашли его ствол и вызвали бы полицию, и цепочка бы так и продолжалась до судебных разбирательств и, возможно, даже заключения. Все же его не один раз задерживали.
- Да не ссы, ничего я тебе не сделаю. У меня даже оружия нет, можешь обыскать, - хмыкнул Уинфред на несколько робкий ответ доктора. Это должно было быть пошленькой шуточкой, но вряд ли ее кто-то, кроме него самого, понял. Но парень был прав, в переполненном, как всегда, метро, ему ничего не угрожало. Уинфред хоть и выглядел, наверное, внушительно, на полоумного психа, который мог бы открыть перестрелку или убить человека в людном месте, похож не был. Другое дело, что он мог, не привлекая внимания, вывести его из метро и завести туда, где не было сторонних зрителей… Но это дело десятое!
- Почти как новое, - довольно пробасил Уинфред на вопрос невольного собеседника, как-то не замечая, что до сих пор не убрал руку с плеча парня. Так и стоял, словно по-дружески приобнимая его, лишь покачиваясь в такт движению поезда, - Сначала думал, что сдохну… Но я рад, что встретился с тобой в более теплом состоянии, - усмехнулся Уинфред, глядя на собеседника так прямо, что, наверное, это было даже немного некомфортно. Джеймс не привык отводить взгляда. При его деятельности это было дополнительным психологическим воздействием. Хотя сейчас его взгляд не был тяжелым или хоть как-то угрожающим. Он просто рассматривал парня – с интересом и некой оценкой, хотя доктору, наверное, легче от этого вот ни разу не было.
- Домой едешь? – невинно поинтересовался Уинфред, как будто был закадычным другом или хотя бы просто хорошим знакомым. Проследить логику было не сложно, парень ведь вошел на станции метро, ближней к той больнице, у которой наемника выкинули подыхать. Время было вечерним, так что, скорее всего, доктор возвращался с работы домой, если, конечно, не намеревался заскочить еще куда-то перед тем, как залечь на диван перед телеящиком, - Может, сходим куда? В бар, например. Все-таки ты мне жизнь спас, а я даже не знаю, как тебя зовут. Авось там покажется, что я не такой страшный ублюдок, как тебе кажется.
Уинфред говорил по-простому, прекрасно видя, что парню не доставляет удовольствия общение с ним. Но это хотелось хоть немножко поправить. Раз у этого доктора, хоть он и был патанатомом, руки не из задницы росли, стоило с ним наладить контакт хотя бы для таких вот нештатных ситуаций. Чтобы там справочки левые иногда доставал или штопал дурного Джеймса. Да и просто хотелось познакомиться с этим красавчиком поближе, почему нет? У Уинфреда точно не было заморочек в стиле «такие как они с такими как мы».
- Я – Уинфред, кстати, - представился первым мужчина. Нет, так нет. Конечно, у них была не лучшая первая встреча в представлении средних обывателей. Но ведь он действительно не причинил никакого вреда доктору. Ни он, ни его парни и пальцем его не тронули, и даже деньжат подкинули. Они были неплохими парнями, можно сказать! Конечно, если бы в их интересах было бы кокнуть синеглазого красавчика, они бы и не моргнули, делая это, но опять же… дело десятое!

+1

5

Майкл и правда чувствовал себя не в своей тарелке и, в отличие от собеседника, старался отвести свой взгляд куда-то в сторону, а не смотрел прямо на него. Но Майк даже улыбнулся в ответ, удержав себя от очередного саркастичного и не очень доброго комментария. Не то, чтобы он боялся настолько разозлить этого человека, просто на самом деле Майкл был чуточку злобнее ввиду своей профессии, чем виделся окружающим, именно потому, что некоторые фразочки так и оставались исключительно в его голове.
Кивком ответив на вопрос, Майкл поднял взгляд и удивленно уставился на мужчину, хлопая своими длинными ресницами. Он приглашал в бар! Майклу почему-то это показалось странным и неуместным, но вместо твердого «нет» он пожал плечами – «почему бы и нет?».
Майклу как-то не пришло в голову, что этот Уинфред мог иметь какие-то на него планы. Его деятельность могла представляться только догадками, и что они там делают – тоже. Но вот то, что Майклу совсем не хотелось связываться с каким-то беззаконием – это факт, хотя как доктор, Эддингтон прекрасно понимал, что врачи далеко не ангелы. Они выписывают рецепты по знакомству, не глядя ставят подписи в картах, скрывают свои врачебные ошибки, чтобы, ё-мое, не попасть под суд или не лишиться лицензии. Всякое случалось, и Майклу волей-неволей приходилось в этом участвовать. Это была их, докторская, кухня, и, если в нее попадал, уже не смотрел на все происходящее с негодованием и мыслями, что так нельзя, ты начинал воспринимать все как норму, и вел себя соответственно.
Но Майкл об этом сейчас не задумывался совершенно. В конце концов, если «этим людям», к которым он мысленно относил нового знакомого, нужен был доктор, то лучше найти какого-нибудь хирурга, а не патолога, который и рецепты своим пациентам выписать не может, и доступа к нужным лекарствам не имеет. Одно Майк знал точно – с наркотическими препаратами он дела иметь не будет, это всегда каралось хуже каких-то неуместно выписанных рецептов.
Но Уинфред выглядел достаточно дружелюбным, а Майкл никогда не был особо подозрительным, и не увидел в этом дружелюбии ничего, что могло бы насторожить или навести на особенные мысли. Пожалуй, будь кто с ним еще, мог бы прошептать на ухо что-то вроде «А ты уверен, что он только выпить с тобой хочет? Не думаешь, что втянет тебя во что-то?».
Ничего такого не происходило, так что Майкл и правда подумал – а почему бы и нет? Может, это поможет избавиться от этой нервозности, преследовавшей его те несколько недель, с момента, как они с Уинфредом познакомились.
- Майкл, - представился Майк в ответ, все же решив, что будет лучше засесть подальше от собственного квартала, где находилась его квартира.
[icon]http://s7.uploads.ru/Qvsgm.jpg[/icon]

+1

6

Да, многие бы могли предостеречь Майкла от связи с бандитом. Немало людей нашептывали бы, что все это не просто так и их встреча не случайна. Но от всего это вздора, по мнению Уинфреда, помогало одно действенное средство – логика. Простая, мать ее, логика. Если бы он хотел убить доктора, он бы сделал это давно – в морге, без свидетелей. Если бы не справился сам – помогли бы подоспевшие ребята, закрыв остывающее тело синеглазого красавчика в ящичке рядом с его постоянными до сих пор клиентами. То же касалось и пунктов «ограбить» и, хах, «изнасиловать». Это не было наводкой, иначе бы Уинфред не надевал бы заляпанную собственной кровью рубашку на их первое свидание.
Что оставалось? Ах да, наркотики. Предлагать наркоту первому попавшемуся было тупо – зачем она врачу? Так что оставалось одно, о чем краем сознания подумал Майкл – требовать наркотические препараты с него. Что тоже было не шибко логичным. Ну, рыкнет Джеймс: «Выпиши мне викадин». А Майкл такой: «Не-а». На сим история и закончится. Ну, что он его, грохнет из-за дешевой справочки? Возможно, многие люди думали, что наемники, такие как Уинфред, все поголовно были настолько дурными, что, не моргнув и глазом, могли уложить кого угодно и с чистой совестью пойти ужинать с любимой женой. Но все было иначе.
Уинфред давно убедился, что этим миром правят цифры. Не в плане денег, а в том, что все на свете можно посчитать – пользу, вред, трудозатраты – все, что угодно. Вот, например, хочет он наркотик, как в том случае, о котором он и думал. Так можно посчитать, что за грабеж какой-нибудь аптеки ему светит максимум года четыре, а если он кокнет этого симпатягу – минималкой в шесть лет он явно не ограничится, если вскроется весь контекст. Все можно посчитать. И любой, даже самый безмозглый утырок, который пропустил половину школьных занятий из тех пяти классов, что успел пройти, пока не оказался в полном дерьме, это знал.
Поэтому на любое тяжелое преступление должно быть не менее весомое обоснование. А Майкл был чист, как невинный агнец, по крайней мере, в глазах Уинфреда. Таких если и убивают, то только случайно, ну или психопат какой, поехавший мозгами. Но Джеймс же не думал, что он похож на такого – слюной не брызжет, в глазах еще остался зачаток хоть какого интеллекта. Да и вообще красавчик в полном расцвете сил, так что отчего бы просто не расслабиться и не довериться такому? Уинфред усмехнулся своим мыслям, чуть сжав плечо собеседника и подталкивая того к двери вагона.
- Пойдем тогда тут, на нейтральной территории, - предложил он снова, как ему казалось, очень дружелюбно. Нейтральная территория! Что может быть лучше для того, чтобы положить начало доверительным отношениям? – Кажется, тут был ирландский паб. Эти рыжие леприконы знают толк в выпивке, - усмехнулся он и вышел следом за Майклом. Такое распространенное имя по мнению Уинфреда совершенно не шло прикольному парню, но поразмыслив над этим пару секунд, он понял, что лучше придумать и не может. Да и не зачем. Майки, так Майки.
На улице уже совершенно стемнело, но все еще было достаточно тепло, чтобы Уин оставил пиджак болтаться на сгибе локтя. Вокруг горели мириады огней. Нью-Йорк не собирался погружаться в сон еще очень долго. Уинфреду нравился этот переполненный город. Порой его удивляло, как в таком месте могло быть столько преступности – куда не плюнь, везде будут сновать люди. Но потом в мозг возвращалась суровая правда – когда людей так много, единственной целью их становилось – отгородиться от всех остальных, сохранить свое личное пространство. Вот и ходят толпы, уткнувшись в свои телефоны, пребывая в собственных мыслях. На их глазах можно будет ребенка пинать на проезжей части, но они даже не обратят внимания, поглощенные сами собой. Так и жили, что было немного на руку таким как Джеймс.
- Пошли сюда, - показал Уинфред, когда показалась традиционно зеленая вывеска заведения, из открывающейся двери которой лился какой-то английский рок. Внутри было приятно, небольшое помещение, стены, украшенные всякими ирландскими и почему-то футбольными атрибутами. Вероятно, тут показывали трансляции, но сейчас на экранах шел какой-то комедийный сериал про вечно пьяного ирландца, владельца книжного магазина. Плевать в целом-то, так что Уинфред уселся у барной стойки, игнорируя отдельные столики – не стоит нервировать своего собеседника.

+1

7

Если Уинфред и считал себя совершенно безобидным, то Майклу хорошо бросались в глаза эти его привычки, которые у «обычных» людей он не особо замечал. Или дело было в его воображении, но мужчина смотрел на него так пристально, держал его за плечо, сжимая и словно направляя Майка, «куда следует», то кидал какие-то двусмысленные фразы. В общем, Майкл, несмотря на общее дружелюбие собеседника, все это замечал и чувствовал себя неуютно под тяжелой рукой нового знакомого.
«Нейстральная территория» отозвалась в сознании особым бандитским сленгом, и мозг уже готов был пририсовать к этой фразе квартальные разборки и перестрелки из новостей и боевиков, где все друг друга называли ниггерами вне зависимости от цвета кожи и национальной принадлежности.
Впрочем, Майкл спокойно вышел из вагона метро, уже по пути обернувшись на своего спутника, словно проверил, идет или нет.
И пока Уинфред думал о бытие, Майк косил на него глазами и подмечал сходства и различия. Во-первых, Майкл был одет просто: в джинсы и футболку, такой повседневный стиль – на работе же все равно или переодеваться, или халат поверх натягивать, так какая разница, в чем приходить. Уинфред же, наоборот, выглядел так, словно вышел с Уолл-стрит. При том, что, кажется, по социальной лестнице доктор все же стоял чуточку выше, имея высшее образование и постоянную, неплохо оплачиваемую работу.
Но эти мысли промелькнули быстро, так что Майкл вовсе не собирался анализировать свое воображаемое превосходство, он вообще был из тех людей, кто не особенно то разделял и выделял собственное положение в обществе, несмотря на то, что вырос в хорошей семье по всем американским стандартам и мечтам.
Во-вторых, Майк казался рядом с Уинфредом еще меньше, чем был на самом деле. Несмотря на то, что рост у них примерно одинаковый, доктор был гораздо уже в плечах и далеко не так раскачан.
Эддингтон повернул за спутником и оказался в небольшом, совершенно обычном баре, который явно не был похож на место сходок таких вот людей, как Уинфред. На них совершенно никто не обратил внимания, пожалуй, кроме мимо пробегающей официантки. Воображение же Майкла могло нарисовать все, что угодно, когда они сюда шли. Вплоть до того, что при входе все взгляды будут обращены на него, а Уинфред узнает каждого посетителя – ага, привел в рассадник бантитизма! Но нет, ничего такого не случилось, и Майкл, казалось, совсем успокоившийся, сел рядом c мужчиной.
- Значит, ты уже здесь бывал? – логично предположил Майки, в конце концов, надо же с чего-то начать разговор, не будет он все время молчать. Майкл-то на самом деле был далеко не из молчаливых людей, и в компаниях чувствовал себя свободно. Наверняка, увидь его такого кто-то из друзей – подумал, что случилось что, и они пришли отметить печальное событие.
Майкл заглянул в замученный жизнью листок с кратким перечнем того, что в этом баре могли предложить. Неплохо было бы сожрать хоть картошку фри. Несмотря на периодические подкармливания местного населения морга от сошедших с верхних этажей врачей, есть после работы все равно хотелось.
[icon]http://s7.uploads.ru/Qvsgm.jpg[/icon]

+1

8

В отличие от Майка, его слегка навязавшийся спутник вовсе не замечал разницы между ними. Уинфред хоть и не был коренным жителем Нью-Йорка, жил здесь давно и давно же перенял все манеры и темперамент аборигенов.
Мегаполис – словно лоскутное одеяло. Здесь по улицам сновали совершенно разные люди. Чернокожие и азиаты, бедные и богатые, неформалы и дипломаты. Люди одевались, говорили и вели себя как хотели.
Пожалуй, даже если бы на их лбах светились таблички с пояснением, кто чем занимается, никто бы даже не удивился, что делает врач рядом с бандитом. Вот и Уинфреду было плевать на их разницу в социальном положении. Что ж он, не человек что ли? Человек. Просто зарабатывал на хлеб так, как умел.
В конце-то концов, ему было уже поздновато идти получать образование – жизни потом не хватит, чтобы рассчитаться с долгами за обучение. Штука была не дешевая. Уинфред прекрасно знал это. Наверное, это звучало смешно и вызывало недоумение, но да, такой отброс жизни, как Джеймс, откладывал деньги на образование своего сына, чтобы тот не пошел по стопам своего лютого отца.
Так вот, речь же шла о пиджаке… А что, собственно, о нем? Уинфред сам удивлялся тому, но действительно любил костюмы. Многие считали их неудобными, другие – ни при каких обстоятельствах не собирались их надевать, а Джеймсу нравилось. Возможно, сказывалось легкое желание быть нормальным, таким, как все. И пусть наемник давно понял, что «обычная» работа – не для него. Может быть, с появлением сына появилась бо́льшая ответственность и какой-то стыд за то, что он делает. Неосознанный, конечно, но Джеймс не был чертовым психологом, чтобы копаться в себе и выяснять. Так что просто носил то, что ему нравилось, только и делов.
Впрочем, если бы Уинфред каким-то мистическим образом проник в мысли Майкла, он бы хохотал целый вечер, пока живот бы не заболел. Конечно, доктора можно было понять. Ну какой нормальный человек не испугается мужика, который в кровище и с пистолетом врывается в твою жизнь, а потом тащит тебя куда-то вечером с небритой мордой? Ладно, морда у Джеймса была бритая, только легкая щетина к вечеру появилась, но как-то не портила вид.
Но все равно со стороны Уинфреда это было смешно. Он-то понимал, что не собирается причинять никакого вреда доктору – это глупо! Но то, что знал он, не знал Майкл, ровно как и наоборот.
- Был когда-то, - охотно отозвался Уинфред и был даже приятно удивлен, когда его спутник первым начал беседу. – Но давно, так что даже не помню, что тут и как, - добавил он и тоже посмотрел в меню. Наверное, он еще раз сломал систему в голове Майкла, потому что не стал заказывать виски – напиток всех крутых парней из боевиков. Выбор бандита пал на вполне миленький коктейль «Космополитен». Он, конечно, был на основе водки, но… сами понимаете.
- Прикольная у тебя профессия, - после небольшой паузы с заказами проговорил Уинфред и добродушно усмехнулся. – Ты прямо целенаправленно учился на патанатома? – поинтересовался он. Джеймсу и впрямь было любопытно. А что такого? Если Майку было странно и местами страшно рядом с бандитом, то Уинфред, знаете ли, тоже не находил желание ковыряться в трупах естественным. И, как и многие люди, считал, что на этих вскрытиях дело и заканчивается. То есть в его голове Майкл приходил на работу, резал гниющие тушки, мыл руки и уходил домой. Как-то так…

+1


Вы здесь » Times Square » Эпизоды настоящего » Слишком тесный город


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC