В Нью-Йорке июнь 2017 года

Times Square

Объявление



Нью-Йорк — это богатый и щедрый город, если ты согласен мириться с его жестокостью и упадком.
(с) Джеймс Дин



Мне нравится Нью-Йорк. Это один из тех городов, где ты можешь услышать: «Эй, это мое. Не ссы на это!»
(с) Луис Си Кей



Я часто езжу в Париж, Лондон, Рим. Но всегда повторяю: нет города лучше чем Нью-Йорк. Он – невероятный и захватывающий! (с) Роберт Де Ниро

Нью-Йорк — ужасный город. Знаете, что я недавно видел? Видел, как мужик мастурбировал в банкомате. Да... Сначала я тоже ужаснулся. А потом думаю — у меня же тоже бывало, когда проверяешь остаток средств на счету, и там больше, чем ты ожидал. И хочется праздника! (с)Dr. Katz


Нью Йорк — очень шумное место. Я хотел бы жить в месте, где потише, например, на луне. Не нравятся мне толпы, яркий свет, внезапные шумы и сильные запахи, а в Нью Йорке всё это есть, особенно запахи.
(с) Mary and Max

НУЖНЫ ПЕРСОНАЖИ В СЕМЬЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Times Square » Склад » Не навреди


Не навреди

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://www.1obl.ru/upload/iblock/617/14335099391720.jpg

Больница Менфиоре, 6 июня 2017, вторник

Серена Монрой и Майкл Эддингтон

0

2

"Primum noli nocere!" - самая главная истина, которую с первого дня обучения начинают вколачивать в еще не исковерканные бесконечными лекциями, коллоквиумами и бессонными ночами головы несчастных студентов, решивших положить свои жизни, здоровье и нервы к ногам великого Асклепия. главное - не навреди. Ты можешь делать что угодно, лезть из кожи вон, выворачиваться наизнанку и двигать с места горы,  или же не делать ничего..Но так или иначе твое действие или бездействие ни в коем случае не должно навредить жизни и здоровью пациента. И определяешь эту тонкую грань между дозволенным и преступным только ты, положив на одну чашу весов собственные знания, опыт, советы старших и коллег,  шестое чувство и интуицию, а на другую - одну единственную жизнь и злой рок. Решение в каждом отдельно взятом случае принимаешь тоже только ты, а вот результат потом судят многие... Судят, а бывает что и осуждают... 
     Обычно дежурные врачи редко заглядывают в патологоанатомические отделение, им хватает работы с живыми, чтобы еще тратить его на тех, кому больше не помочь. В интересных клинических случаях или же в спорных вопросах  вполне бывает достаточно результатов вскрытия и заключения специалиста, так что дорогу в морг знает далеко не каждый, и далеко не каждый любит посещать это чудное местечко добровольно. К счастью, доктор Монрой к этому большинству не относилась. Вторая истина постигнутая ею на учебной скамье гласила: всегда проверяй себя дважды. А где еще можно поставить окончательную точку в истории болезни пациента, как не в морге? Только воочию разглядев болезнь со всех сторон можно сформировать четкое представление о патологических процессах и морфологических изменениях в организме человека, поэтому Серена старалась находить в своем плотном графике лишнюю минутку, чтобы лично взглянуть на тот или иной случай "изнутри" и поприсутвовать на вскрытии.
    Но на этот раз все вышло несколько по-другому: доктор Эддингтон сам пригласил на процедуру соответствующего характера к ее пациенту. Честно говоря Монрой в любом случае собиралась наведаться в морг лично и именно по поводу данного клинического случая, чтобы разрешить свои сомнения и постараться найти ответы на целый ряд вопросов. Накануне ночью в отделение скорой помощи в крайне тяжелом состоянии поступил довольно молодой пациент, и не смотря на все усилия докторов   к утру скончался, оставив неприятный осадок и чувство невыполненного долга  половине дежурного персонала, не исключая и саму Серену. Вот только одно дело- явиться в морг самостоятельно, и совершенно другое - получить индивидуальное приглашение. Это настораживало, заставляло нервничать и еще больше сомневаться в собственных силах и проведенной работе. Все ли было сделано в полном объеме? Не упустили ли они что-то важное из поля зрения? И почему доктор Эддингтон пожелал видеть ее лично перед тем как выдать окончательный результат экспертизы?
   Эти вопросы терзали Серену всю дорогу до самых дверей морга. Ей жутко хотелось курить. Рука сама то и дело тянулась к карману брюк и машинально хваталась за пачку, приходилось постоянно себя отдергивать и откладывать  воплощение в реальность желаемого, клятвенно обещая самой себе большую чашку черного кофе и никотиновый дурман в тишине и покое, только чуть позже, потому что дело превыше всего. С тревожным предчувствием на душе и уставшей улыбкой на губах доктор Монрой переступила порог морга и огляделась в поисках Майкла. С доктором Эддингтоном они были знакомы поверхностно и  исключительно по работе.

+1

3

Морг, он же патологоанатомическое отделение, было местом особенным. Окружная больница, такая, какой являлся госпиталь Менфиоре, была большой, и каждое отделение здесь могло похвастаться большим количеством коек для больных, а в случае с моргом – мест для мертвых.
Но не в этом дело. Все дело в разнообразии. Насколько разнообразными были пациенты в подобной больнице, настолько же разнообразными были и врачи, но сложилось так, что каждое отделение славилось своими особенностями.
Вот патологи, например, были людьми, как правило, общительными, веселыми, голодными, но не очень активными.
А Майкл, как утверждали многие друзья, вообще на патологоанатома в их представлении не похож, на что последний просто пожимал плечами и хлопал длинными ресницами, ну а что еще делать-то.
Никакого ночного дежурства у Майка не было. Да и вообще, патологи как-то лишены этой возможности – ночи проводить в своем отделении. Можно, конечно, если очень хочется, но в обязанности не входило. Ночью в морге дежурили санитары, чтобы при необходимости, скажем, забирать трупы с больничных этажей, если те появлялись. Правда, иногда его все же вызывали в больницу, как и его коллег, по ночам или в выходные, если появлялось что-то срочное, но обычно рабочий день начался около восьми утра.
Придя на работу в журнале оказался новый вписанный «пациент», плюс, еще пачка образцов, добавившаяся за вечер и ночь, по большей части пациентов, переведенных из отделения скорой помощи.
В общем, работа началась.
Пока санитар готовил тело ко вскрытию, Майкл изучал полученную вместе с ним карту и документы. Вообще, этим обычно занимались интерны или ординаторы. Но на попечении Майкла пока никого из интернов и ординаторов не было. На дворе лето, и только после будут новые назначения и свежая кровь (хе-хе) в больнице.
Уже после начала вскрытия Майк попросил санитара найти доктора Монрой, чья подпись стояла в бумагах.
- О, привет, - улыбнулся патологоанатом, когда увидел в комнате молодую женщину. Майк со всеми был дружелюбен, так что ничего удивительного в таком приветствии для него не было, - Ночное дежурство, да? – все еще улыбался он, глядя на уставшую Монрой и явно на это намекая, - Расскажешь мне о нем? – Майкл кивнул на труп, словно собирался послушать историю его жизни. Но ему было интересней, конечно же, услышать историю смерти, помимо того, что он уже увидел записанным.

+1

4

Встретить улыбающееся лицо вместо серьезной насупленной морды было определено приятно. Дружелюбие  и непосредственность доктора Эддингтона любили многие, и Серена не была исключением. Согласитесь, вести даже самую конфликтную беседу гораздо легче в спокойной обстановке, нежели на повышенных тонах и взаимных оскорблениях. Но хотя мягкое лицо коллеги несколько успокоило и расположило к хорошему настроению, до конца избавить от чувства тревоги все же не смогло. Противный червячок нехорошего предчувствия упорно продолжал копошиться где-то на задворках сознания женщины.
   - И вам не хворать, Майк, - Серена учтиво кивнула и выдавила из себя усталую улыбку в ответ: - Хуже, полуторасуточное дежурство и острая нехватка кофе в организме.
    Монрой мягкой походкой прошла в помещение, равнодушно огляделась по сторонам, выискивая взглядом бирку с нужной фамилией, и остановившись у стола, оперлась о его край задом. Конечно по большому счету она бы предпочла удобно усесться на столешницу, но, во-первых, это был не ее стол и даже не ее кабинет, а во-вторых, хоть их отношения с Эддингтоном и были весьма доброжелательными, все же не на столько, чтобы проверять его гостеприимство на прочность.
   - Вообще-то, я думала, что это вы мне расскажете занимательную историю об этом бедолаге: - Серена скрестила руки на груди и задумчиво наклонила голову набок: - Хозяин последнего пристанища смертных наверняка знает больше простого доктора с верхних этажей.
    На этот раз женщина улыбнулась значительно мягче, хоть и по прежнему испытывала дискомфорт от его долбанного "личного приглашения" на променад.
    - Тут особо рассказывать и нечего, больше вопросов, чем ответов. Как всегда время сыграло против всех, - Серена тяжело вздохнула и поджала губы. По ее строгому лицу пробежались напряженные морщинки по всей видимости не самых радужных раздумий. После непродолжительной паузы, она все же продолжила вновь: - Мужчина тридцати восьми лет, поступил экстренно, в сопоре, с нестабильной гемодинамикой, с развернутой клиникой синдрома дисссеминированного внутрисосудистого свертывания, кровил изо всех щелей, как свинья на скотобойне, - грубые слова выходили из красивого рта без каких-либо острых эмоций, скорее с некоторой тоской и сожалением: - Был переведен на ИВЛ, на инотропную поддержку, успели перелить плазму и кровь, до факторов свертывания дело не дошло, потом пришли анализы,а там признаки острого гепатита, панкреатита, почечные шлаки выше нормы раз в десять, в общем самая махровая полиорганка, - она на минуту замолчала, уставившись пытливым немигающим взглядом в лицо коллеги и сменив интонацию на ехидно-издевательскую добавила: - А причины как таковой и диагноза не-е-е-т... Короче, к пяти утра благополучно помер, оставив больше проблем, чем удовлетворения. Ну и были там некоторые трудности с манипуляциями, действиями и та-к да-ле-е...
    Монрой сознательно растянула последнюю фразу, акцентируя внимание на явной недосказанности в своих словах. Ничего существенно отличающегося от истории болезни она не сказала, потому что бумаги были оформлены правильно и , как говорится, для прокурора, но теперь ей было важно услышать мнение специалиста, прежде, чем раскрывать все карты и озвучивать вслух опасения.
   - Теперь твоя очередь продолжать рассказ.

Отредактировано Serena Elisa Monroy (2018-03-14 09:43:49)

+1

5

Когда Майкл был интерном, то проходил практику не только в родном патологоанатомическом отделении, но так же в общей хирургии и скорой помощи. Последнее было самое сложное, но представление и о реанимации Майкл имел хорошее. Он еще помнил, как бывает непросто, хотя некоторые патологоанатомы со временем забывают, что происходит там, в палатах и операционных.
Вечно сидящий за микроскопом зав.отделения патологов был обычно добродушным мужчиной, к тому же отличным специалистом, в больнице его уважали. Но если кто-о совершал ошибку, и он это обнаруживал (а он обязательно обнаруживал), очень ругался. Причем, ругался много: и в пространство, и на своих коллег, и на бедных докторов, на чьи плечи свалилось такое ответственное дело, как принимать решения и лечить человека.
Майкл, видимо, в силу молодости еще не дошел до такого. У молодых патологов и шуточки были жёстче, и отношение к работе куда циничнее после медицинского вуза-то.
- Ужасно, надо было захватить кофе, - искренне посочувствовал Майкл, который привык к гостинцам от знакомых докторов. Те, кто любил забегать в это отделение частенько делились с местными тем, что можно пожевать или выпить.
Майкл тихо рассмеялся от того, как назвала доктор это место и, видимо, его самого. Но сейчас она явно нервничала, Майкл это чувствовал где-то на подсознании, оттого, видимо, пытался как-то скрасить ситуацию, несмотря на то, что причина приглашения была не слишком веселая и благодушная.
- Благополучно ли, - хмыкнул в ответ Майкл, глядя на собеседницу исподлобья, приподняв брови. Эддингтон был знаком со многими врачами в их больнице, с кем-то постоянно пересекались по работе, а с кем-то просто в коридоре. Но очень немногие говорили о своих пациентах так… как показалось Майклу, пренебрежительно. Впрочем, не его это дело, и можно скинуть на усталость.
- Ну, во-первых, у него был ВИЧ, - поделился Майкл, - И гепатит С… Хотя умер он не от этого, что странно. Внутреннее кровотечение, вызванное, скорее всего, варикозным расширением вен пищевода. Нужна была срочная операция, - заключил Майк.
Попадаются же такие больные, которым не везет с самого начала. Один знакомый нейрохирург спрашивал про мальчика из своего отделения, которого Майкл год назад вскрывал, чтобы дать заключение, совершили ли врачи ошибку. Мало того, что у него было само по себе редкое заболевание – медуллобластома – злокачественная опухоль в мозге, которая развивается в детском возрасте. Ее удалили и восемь лет парень жил обычной жизнью, пока не произошел рецидив, который тоже был очень редким явлением, еще более редким – через такой большой промежуток времени, что само по себе уже являлось смертельным. Но и это еще не все, смерть мальчика можно было оттянуть на несколько месяцев, но перед операцией произошло кровоизлияние в опухоль – совершенно непредсказуемое и, опять же, редкое явление. Парень умер в больнице из-за стечения таких крайне редких факторов в девятнадцать лет. Майкл тогда дал заключение, но не знал, подали ли его родители в суд на больницу в итоге или нет. Вины врачей в данном случае не было никакой, но его родители были уверены в обратном. Они утверждали, что операция оттягивалась, поэтому их ребенок погиб.
В общем, иногда в медицине происходили по истине необъяснимые вещи. Вот и с этим пациентом получилось как-то так – редкое явление, приведшее к обильному кровотечению. Впрочем, вполне возможно, его можно было спасти и продлить ему жизнь на некоторое время.

+1

6

Многозначительный взгляд доктора Эддингтона Серене определённо не понравился, она на тонком уровне подсознания отчётливо ощутила лёгкую недосказанность в словах коллеги. По всей видимости он тоже решил поиграть в секретность и теперь тянул время в ожидании не то чистосердечного признания со стороны Монрой, не то раскаяния во всех смертных грехах, не то торга за чистое слово и спокойствие совести, а может просто напросто проверял её нервы на прочность. Вообще за "его братом" водился такой грешок, как тщеславие и гордыня. Многие патологоанатомы считали своей первостепенной обязанностью отчитать врача-смежника за проделанную работу и, не дай Бог ошибку, напрочь забывая, что у разрезанного трупа постфактум гораздо легче судить о болезни и причинах смерти, чем у постели больного, когда время и недостаточность диагностики играют против и врача и пациента. Конечно за Майклом такого рода поведения раньше не наблюдалось, но тем не менее лёгкое чувство неприязни к службе в целом без сомнения присутствовало, к тому же всё когда-нибудь случается впервые.
    И всё же, не смотря на всё ещё шевелящуюся под ложечкой тревогу, Монрой с достоинством выдержала на себе пытливый взгляд коллеги, точно опытный игрок в покер не продемонстрировав на лице ни одной эмоции кроме спокойствия, с таким же видимым равнодушием приняла информацию о кровотечении и только после этого коротко кивнула и осторожно поинтересовалась:
   - Ну а во-вторых?
Отягощенный эпидемиологический анамнез пациента не удивил Серену, потому что всегда приходится думать о чем-то подобном, когда в столь относительно юном возрасте человек помирает от махрового букета заболеваний, которому легко может позавидовать столетний дед, пол своей жизни не вылазящий из больниц. Кроме причины, повлекшей за собой необратимые изменения, не последнюю роль в судьбе больного играет преморбидный фон и образ жизни последнего, и чем он отвязнее и вреднее, тем как правило короче срок и плачевней эта самая судьба. После вот таких клинических случаев и остается едкое чувство обиды за бесцельно потраченные силы и время. Он, гордый носитель ВИЧ и гепатита, ни в чём себе не отказывал, потреблял всякую дрянь, а потом просто своим существованием и летальным исходом ставит под сомнение проф.пригодность и даже диплом.
    - До операции он просто не дожил, - спокойно добавила девушка и выудила из кармана пачку сигарет: - Я полагаю, что он был наркоманом со стажем. Об этом отчётливо свидетельствует характер периферических сосудов. Их просто напросто нет, ну и рубцы по ходу вен. Мне пришлось обеспечивать центральный доступ, и вот к нему, честно говоря у меня больше вопросов, чем к его ВИЧу, - Серена устало потерла переносицу и с тоской посмотрела на сигареты: - Там были трудности, а рентген аппарат как назло сломался. Что скажете об этом? Очень бы хотелось, чтобы осложнений манипуляции не было, - Монрой вяло улыбнулась и вновь пристально посмотрела на мужчину.

Отредактировано Serena Elisa Monroy (2018-03-19 16:55:22)

+1

7

Майки тихо хмыкнул. Ну да, иногда он действительно понимал своего руководителя, но искренне старался понять и врачей. В конце концов, если профпригодность действительно ставится под сомнение, то и ошибок случается гораздо чаще, чем у профессионала своего дела. Иногда просто не везет, а иногда… может сработать и человеческий фактор.
- Конечно, он ведь истек кровью, - ухмыльнулся Майкл, при таком раскладе срочно зовут хирурга и пытаются остановить кровотечение с его помощью, чем Майк тут же и поделился с коллегой. Когда в отделение скорой приезжает машина с пациентом, его пытаются стабилизировать, проводят срочные и необходимые манипуляции, а дальше действуют по состоянию – или они могут перевести его сразу в операционную нужного отделения, или просто положить в отделение, чтобы за ним наблюдали уже другие врачи. Видимо, этой ночью доктору Монрой не повезло стать дежурным врачом для скорой, иногда такое случается.
От Майкла не ускользнуло движение за пачкой сигарет. Сам он курил как… Ну, видимо, не совсем как медик, потому что в вузе многие курят и много. Майки тоже курил одно время, потом ему надоело, даже зависимости нормальной не выработал, но вот многие друзья по больнице продолжали, и иногда Майки тянулся к сигарете за компанию.
- Пошли покурим? – предложил он, а то чего человека мучить, уже и так нервничает, что и Майкл это заметил. Он мог бы сейчас сказать что-то вроде «Может не стоило тебя звать, прости» или еще подобную чушь, но зачем? Уже позвал поговорить, зачем давать задний ход.
К счастью, заключения Майкла уже давно не проверялись, он вышел с уровня интерна и ординатора, так что обращаться в каждом случае к завотделением или руководителю практики было не нужно.
В отделении был очень удобный выход сразу на улицу, в небольшой тихий закуток, так что Майкл повел к нему.
- А что, других в отделении не было? – удивился Майк, но не стал заострять на этом внимание.
Они вышли на свежий воздух, и Майкл чуть нахмурившись кивнул.
- Повреждена центральная вена. Конечно, у него и так был целый буке, но…

+1

8

Доктор Монрой наверное в первый раз за весь разговор улыбнулась с искренней благодарностью, предложение доктора Эддингтона выйти на свежий воздух оказалось как нельзя кстати. Ну, во-первых, специфические запахи отделения никогда не нравились Серене, во-вторых, курить хотелось до скрежета на зубах, ну и, в-третьих, кажется она начинала догадываться, что конкретно послужило поводом этого милого приглашения.
   - В смысле " не было"? - не менее удивленно приподняла бровь Монрой, уверенно идя следом за Майклом и на ходу выуживая из пачки две сигареты: - Я же говорю: вся бригада носилась как сумасшедшая: интенсивисты, трансфузиологи, средний персонал, хирурги. Сыграл роль дефицит времени: когда открылось кровотечение, хирурги только и успели, что накрыться на стол, а он уже остановку дал. Так что я бы не стала утверждать, что именно вены пищевода - основная причина смерти. Исходная понцитопения, острая печеночная и напрочь отсутствующий иммунитет тоже оказались не на последнем месте.
   Оказавшись на улице, Серена протянула одну сигарету Майклу, вторую  тут же подкурила сама и не без наслаждения заядлого наркомана, чуть прикрыв от удовольствия глаза, выпустила густую струю дыма вверх. Несколько секунд она прислушивалась к ощущениям изголодавшегося по никотину мозга, потом с характерным хрустом расправила уставшие плечи и уже с гораздо более живым блеском в глазах продолжила.
   - По сути дела, встреть он свой конец где-нибудь в подворотне, на игле или даже по дороге в больницу, не было бы ровным счетом ни у кого никаких проблем, но случилось так, как случилось. Средства, силы и нервы потрачены, теперь хотелось бы поставить наконец в этой истории жирную точку и скинуть ее со спокойной душой в архив.
    Подобного рода рассуждения всегда успокаивали Монрой и пугали ее окружение. Да, конечно, они не боги, чтобы решать за других, кто из пациентов стоит бОльшего внимания, а кто меньшего, но тем не менее, в отличие от остальных врачи как раз таки способны гораздо лучше видеть прогноз и целесообразность того или иного действия. Так почему бы не перестать кривить душой и не пользоваться этим навыком в том числе? Серена могла бы более подробно объяснить Майклу свою точку зрения, изъяви он на то свое желание, но последняя фраза мужчины вынудила ее отказаться от философских рассуждений и вернуться к решению реальных проблем.
   Она внимательно посмотрела на коллегу в надежде отыскать на его лице смешливые морщинки, ухмылку или еще какой другой признак несерьезности, но нет,по всему выходило, что доктор Эддингтон и не думал шутить.
   - А вот это действительно плохо, - вслух озвучила свою мысль Монрой и вновь затянулась: - Но я так полагаю, в судьбе парня это, так сказать, незапланированное осложнение, не много что изменило, или нет?

+1

9

Майклу только и оставалось, что пожать плечами. В целом, он не был добрым самаритянином, в морге ты видишь сплошную смерть по разным причинам. Сегодня на твоем столе лежит иссохшая старушка, а завтра ляжет пятилетний ребенок. И если первую совершенно не жаль – она уже отжила свое и, собственно, когда-нибудь в ближайшем будущем ее смерть все равно бы наступила, то с ребенком совсем другая история. Сначала думаешь: «Почему же так все не справедливо? У этого малыша должна была быть впереди вся жизнь». А потом обнаруживаешь множественные переломы, повреждения, синяки и кровоизлияние в мозг от удара, понимаешь, что ребенка избили, и, скорее всего, родители, и приходишь в самое настоящее бешенство. Но чем больше перед тобой мелькает таких случаев, когда уже ничего нельзя сделать, а только вынести конечное заключение, тем спокойнее ко всему относишься.
Если врачи там, на верхних этажах еще могут корить себя за то, что у них не получилось, патологи этого не делают. Им не за что себя корить, и приходится просто принимать действительность такой, какая она есть.
Отсюда, наверное, и особенный черный юмор, и несколько циничное отношение ко многим пациентам. И, кстати, другим докторам тоже.
Наверное, поэтому Майкл совершенно не походил на человека, чьей профессией стала патологическая анатомия.
Майк взял сигарету, хотя изначально и не собирался курить, но решил составить компанию. Он слабо затянулся и какое-то время помолчал.
- Послушай, - наконец начал Майкл, - Он умер от обильного кровотечения. И я уверен, его можно было остановить и дотянуть до операционной. Я понимаю, что вряд ли бы он долго прожил, есть шанс, что он мог умереть и на операционном столе, но дело-то не в этом. Не в том, что могло бы быть и сколько ему осталось. В заключении будет отражены последствия ваших действий.
Когда случай выходил «не очень», в Америке можно было уповать на несколько вещей: у пациента нет родственников или он достаточно недальновиден (если остался жив). Потому что американцы очень уж любят подавать в суд, и американская медицина позволяет втягивать в это врачей. И даже при благоприятном для больницы исходе, как любят говорить, неприятны осадочек остается.
Нет, Майкл не думал, что у этого человека найдутся родственники, которые станут подавать в суд, но почему-то в голову пришли те куча часов в медицинском колледже, которые были посвящены действиям медработников и то, как они отражаются в правовой системе страны.   
- Родственников-то нашли? – поинтересовался Майкл. Он не часто общался с родственниками. Вернее, крайне редко, но случалось. Бывает, привозят в скорую какого-нибудь темнокожего с простреленной грудью, и мысль тут же: «бандит какой-нибудь». А потом видишь его мать или сестру – самые обычные люди, из простых, удивляешься.

0


Вы здесь » Times Square » Склад » Не навреди


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC