В Нью-Йорке июнь 2017 года

Times Square

Объявление



Нью-Йорк — это богатый и щедрый город, если ты согласен мириться с его жестокостью и упадком.
(с) Джеймс Дин



Мне нравится Нью-Йорк. Это один из тех городов, где ты можешь услышать: «Эй, это мое. Не ссы на это!»
(с) Луис Си Кей



Я часто езжу в Париж, Лондон, Рим. Но всегда повторяю: нет города лучше чем Нью-Йорк. Он – невероятный и захватывающий! (с) Роберт Де Ниро

Нью-Йорк — ужасный город. Знаете, что я недавно видел? Видел, как мужик мастурбировал в банкомате. Да... Сначала я тоже ужаснулся. А потом думаю — у меня же тоже бывало, когда проверяешь остаток средств на счету, и там больше, чем ты ожидал. И хочется праздника! (с)Dr. Katz


Нью Йорк — очень шумное место. Я хотел бы жить в месте, где потише, например, на луне. Не нравятся мне толпы, яркий свет, внезапные шумы и сильные запахи, а в Нью Йорке всё это есть, особенно запахи.
(с) Mary and Max

НУЖНЫ ПЕРСОНАЖИ В СЕМЬЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Times Square » Эпизоды настоящего » Ни стыда, ни совести


Ни стыда, ни совести

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://static.tonkosti.ru/images/7/78/%D0%A1%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80_%D0%A1%D0%B2%D1%8F%D1%82%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%9F%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0_%D0%B2_%D0%94%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%B5%2C_%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%8C%D0%B5%D1%80.jpg

10 июня, Южный Бронкс

Винни и Энди Варгасы

0

2

В начале недели Винни подзаработал немного деньжат. Он не хотел говорить, каким образом ему достались деньги, Энди бы не одобрила торговлю наркотиками, но Винни искренне считал, что ничего страшно в этой деятельности нет. Он, как и многие такие же парни, окунающиеся в этот бизнес, был уверен в своей неуловимости и безнаказанности. Сотни людей ежедневно приторговывают наркотой мелкими партиями и долгие годы так и остаются непойманными. Другим, конечно, везет меньше. Они отсиживают пару лет в какой-то колонии, выходят, и через несколько месяцев снова могут быть пойманы. А все потому, что копам уже известны.
Про Винни никто не знал, в этом городе он до сих пор был неуловим – никаких приводов, даже отпечатков пальцев в базе данный полиции не было, считай, что совсем невидимка. От своих сомнительных дружков, которых таковыми сложно было назвать, Варгас наслушался всякого и решил, что если нужны деньги, то почему бы и не попробовать?
Единственный минус, по мнению Винни, - сестра расстроится. С одной стороны, он прекрасно мог понять, что именно заставляет ее волноваться, с другой – был настолько уверен в своих силах, что все беспокойство сходило на нет. И вот, после первой попытки у него все отлично получилось. Кое-какими деньжатами обзавелся, что тут же, как и обещал сестре, устроил для них праздник. Ничего сногшибательного и какой-то экзотики, но что для обычных людей было нормальной едой, для Варгасов часто являлось хорошей. Даже винограда прикупил, уверенный в том, что сестре понравится, им не часто удавалось поесть фруктов.
Но неделя прошла, а вместе с этим и закончились те деньги, что Винни приготовил «на жизнь». Пришлось даже залезть в свою импровизированную копилку и стащить оттуда еще пяток баксов, что теперь ему могло не хватить на нужную партию. Снова нужны деньги.
Но когда таким людям, как Винни и Энди, становятся нужны деньги, они не ходят «на дело» и не ищут намеренно какого-то лошка, которого можно раздеть и разуть. Они просто живут дальше и ловят момент.
В этот раз все как-то не складывалось. Очередная тусовочка с малознакомыми ребятами, которые засматривались на Энди, кончилась дракой. Винни далеко не всегда мог держать себя в руках, а тут один из так называемых приятелей назвал сестру шлюхой.
Короче, с лошками обломились, и Варгасы топали домой, а Винни еще и сверкал под редкими фонарями грязным окровавленным лицом. На этот раз кровь была его, так вдарили, что тут же из носа полила.
Толкнув на удачу церковную калитку, рядом с которой они проходили, Винни оказался во дворе церкви.
- О, открыто, - проговорил он и уверенно зашагал дальше по дорожке. В таких местах можно найти и чашу для святой воды, и крышу над головой, если очень нужно. Винни, как, впрочем, и его сестра, не были верующими. Сложно верить в Бога, когда с самого детства видишь одно дерьмо, так что и умывание, и буквальное осквернение святой воды своей рожей для Винни не было большим делом, - Может и дверь еще открыта?

+1

3

Настроение у Энди тоже было не радужным, она даже не разговаривала с братом, просто топала рядом, и все. Она испытывала целую кучу эмоций – обиду и стыд за то, что не могла заработать больше денег, чтобы они с Винни не так часто находились в состоянии нужды и чтобы им не приходилось вечно экономить на всем. Вот, даже платочка не было, чтобы стереть кровь из-под носа брата. Усталость из-за всего этого. Как можно было не унывать, когда приходится самостоятельно перекраивать одежду брата, из которой он вырастал в свое время, чтобы носить теперь самой, заштопав заметные дырки? Да и Винни, хоть и вырос почти до двух метров ростом, был ее младшим братом, о котором она должна была заботиться, но что-то у нее откровенно дерьмово это получалось – и год от года все хуже.
Но больше всего Энди ощущала ненависть. К себе, к несправедливой жизни, а пуще всего – ко всяким мудакам. Тем, кто считал себя выше них, тех, кому было плевать на них, тех, кто даже не знал об их существовании и наслаждался своей ебаной жизнью с уютной квартиркой и любящими детишками. Даже после того, как Энди выплеснула свою ярость, знатно огрев бутылкой по затылку того придурка, который назвал ее шлюхой и ударил ее брата в нос, эта злоба не угасла. Она даже начала понимать, что чувствовал ее брат, когда не мог остановиться в своей жестокости. Этого обмякшего кретина тоже хотелось пинать до тех пор, пока кишки из задницы и изо рта не вылезут. Причем даже не за обзывательство и не за то, что посмел тронуть Винни – просто потому, что жизнь – дерьмо, вот и все.
Поэтому, когда ее брат повернул к церкви, целенаправленно топая по дорожке ко входу, Энди, не задумываясь, пошла за ним. Казалось, она сегодня поддержала бы Винни, даже если бы тот решил священнику глотку перерезать и сожрать его прямо на алтаре. Настолько все бесило. Впрочем, Энди никогда не была верующей и ничуть не мучилась бы совестью от богохульства и в другие дни. Богу было плевать на них, так что она могла смело хоть насрать в его обители. Око за око, как говорится. Прежде чем Энди сама предложила брату умыться, тот подошел к чаше со святой водой, заставив сестру усмехнуться:
- Ну, все, боженька вылечит твои раны, - пробормотала она с явной насмешкой, пока взглядом шарила по окрестности, не было ли много народу. – Пойдем проверим, - предложила Энди, первой забежав по ступенькам и толкнув дверь. Та и впрямь была открыта, и на первый взгляд внутри никого не было. Для верующих было слишком поздно, вероятно церковь принимала нуждающихся, вроде таких как они, только совсем опустившихся до того, чтобы просить у церкви пожрать. Энди тут же скользнула взглядом на предмет того, что было ценным и лежало без присмотра. Бог же должен помогать людям? Вот им бы сейчас пригодилось что-нибудь увести у этого Всевышнего Помощника.

+1

4

Винни считал, что кто-кто, а уж Энди никак не могла стыдиться их полождения. Сейчас он мужчина, и он должен бы был обеспечивать сестру не только всем необходимым, но и сверх того. Она и так уже долгие годы содержала его, вырастила буквально, так что теперь он должен ей за все отплатить. Но с работой у Винни не складывалось. Местные никогда бы не взяли его даже грузчиком в магазин, зная скверный характер, а мелкие лавочники других районов не хотели брать парня «с улицы», непонятно откуда взявшегося. Так и бродил он, пока совершенно не отчаялся и не стал посматривать на дорожку, ведшую к незаконной деятельности. В ней Винни видел единственный выход, как ему обеспечивать сестру.
Зайдя в церковь, Винни осмотрелся по сторонам, но никого не обнаружил. Служба, или что там, уже закончилась и, видимо, церковь просто не успели закрыть на ночь. Хотя, кажется, их и так закрывали очень поздно. Наверняка думали, что никакой преступник не осмелится здесь буйствовать. Винни пошел вперед вдоль ровных рядов скамеек. Ему не часто приходилось бывать в церкви, если только вот так же случайно заглянуть. В детстве его никто сюда не таскал, так что Винни вообще был к религии не приучен ни с какого бока.
Он быстро вымыл нос, чем окрасил воду в красный – вот верующие напридумывают себе потом – и вытерся рукавом.
- Как же меня это бесит, - решил поделиться своими соображениями с сестрой, - Они строят из себя святош и делают вид, что хотят помочь всем «заблудшим», а на деле только жиреют. Спорим, святой отец сейчас жрет индейку и запивает вином из церковных подвалов?
Без зазрения совести Винни легким прыжком запрыгнул туда, откуда священник обычно читает свои проповеди, и принялся ходить и осматриваться.
- Представь меня в рясе, - развеселился Винни, заняв место священника, и, причмокивая как старичок, начал изображать его, - Вы будете гореть в Аду, ниггеры! Все, кто не жертвует своей церкви денюжки! – Винни смеялся и говорил что-то еще в таком же духе, изображая алчного и старого служителя церкви. Если еще несколько минут назад он был достаточно раздражен после случившейся потасовки, то теперь его настроение кардинально поменялось, как происходило частенько.
- О, что это? – уже своим нормальным голосом спросил Варгас старшую сестру и пальцем указал на небольшой дереваянный ящик на стойке слева у стены, который увидел со своего места. О всяких церковных принадлежностях и их предназначении Винни мог только догадываться. Несколько раз, когда он еще учился в школе, к ним захаживали служитиели церкви, но Винни исправно прогуливал эти занятия после первого же раза, когда чуть не уснул за партой.

+1

5

Обычно взгляды и мнения у Варгасов совпадали. И это неудивительно, ведь Келвина воспитывала старшая сестра. В нормальных семьях дети многое брали от родителей – взгляды на жизнь, политическое мнение, форму общения с другими людьми. Винни же впитывал все это от сестры. И, честно признать, Энди была не лучшим примером для подражания со своей ненавистью ко всему миру. Конечно, можно было свалить все на неблагополучную семью, на их уродов-родителей, но, скорее всего, в голове Винни предки были как раз тем, на что походить не стоило. Они причинили слишком много боли ему и его любимой сестре.
Но взгляд на одну вещь все же отличался. На то, кто должен обеспечивать их небольшую семью. Энди понимала, что брат уже вырос – это был молодой мужчина. В его возрасте американские ребята уже давно катаются на собственных авто и подрабатывают после занятий на последних курсах колледжей. Она понимала и никогда не утверждала обратного, но избавиться от привычек бывает сложно. Энди сама решила взвалить на себя заботу о малыше и продолжала заботиться о нем и дальше. И даже теперь, когда Винни вырос, он все еще был ее младшим братом, которого хотелось оберечь ото всего. Он ведь был особенным…
Да, Энди никогда не считала Келвина больным. Даже когда сама решила отправить его в клинику на лечение – он был особенным. Просто иногда ему нужна была помощь, но это не делало его хуже.
Келвин же вырос не только физически, и теперь хотел сам позаботиться о своей сестре, чего та, увы, пока не понимала. Энди всегда сильно переживала за брата. И то, что он периодически ступал на кривую дорожку, не воспринимала, как желание обеспечить их. Она видела в этом некую ошибку, что Винни оступался. Поэтому чаще всего следила, чтобы он не связывался с дурными компаниями или не влезал в опасные игры, к которым, по мнению сестры, не был готов.
На церковь же Энди было откровенно насрать. Ничего противозаконного они не делали – никто не запрещал бегать по святому месту и пачкать святую воду. Наверное, служители этого не позволяли, но вот закон – точно нет. А на мнение Бога Энди было плевать. Если он захочет их наказать – пусть спускает свой пернатый зад и попробует сладить с Варгасами. И уж пусть будет уверен, что ответит за все дерьмо, которое с ними уже успело произойти.
- Даже спорить не буду, - хохотнула Энди, скрестив руки на груди и топая следом за братом. – Наверняка, так оно и есть. Налакается, а потом пойдет впихивать жирный зад в свой Lexus.
Винни запрыгнул на место священника (Энди понятия не имела, как это все называется – она, ровно как и брат, специально в церковь никогда не ходила) и принялся расхаживать там со смешным видом. А уж когда он принялся изображать утрированного служителя, девушка и вовсе не смогла сдержать смеха. Да и что такого? Ну даже если и выбежит этот жирный боров, крича о святотатстве, они успеют десять раз до двери и обратно сбегать, пока того не стукнет удар от одышки.
- Аминь, - смеялась она, сверкая глазами. Ее настроение тоже медленно, но верно поползло вверх. Видеть Винни веселым было очень приятно.
Энди повернула голову в сторону ящика, на который указывал брат, но она тоже не знала, что это такое. Она никогда не подходила так близко к алтарю или что это вообще было, так что оставалось только одно – проверить.
- Черт его знает, давай посмотрим, - легко предложила Энди и первая направилась к ящику, чуть приостановившись, когда брат спрыгнул с возвышения. Пока на их смех и топот никто не спешил, почему бы и не посмотреть, что святоши тут прячут в закромах? – Может там какое-нибудь освященное серебро? Или меч господень? Или засушенный младенец Иисус? – посмеивалась Энди, хотя, конечно, надеялась, что там будет что-то ценное, что они смогут «позаимствовать» у Бога.

0


Вы здесь » Times Square » Эпизоды настоящего » Ни стыда, ни совести


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC