В Нью-Йорке июнь 2017 года

Times Square

Объявление



Нью-Йорк — это богатый и щедрый город, если ты согласен мириться с его жестокостью и упадком.
(с) Джеймс Дин



Мне нравится Нью-Йорк. Это один из тех городов, где ты можешь услышать: «Эй, это мое. Не ссы на это!»
(с) Луис Си Кей



Я часто езжу в Париж, Лондон, Рим. Но всегда повторяю: нет города лучше чем Нью-Йорк. Он – невероятный и захватывающий! (с) Роберт Де Ниро

Нью-Йорк — ужасный город. Знаете, что я недавно видел? Видел, как мужик мастурбировал в банкомате. Да... Сначала я тоже ужаснулся. А потом думаю — у меня же тоже бывало, когда проверяешь остаток средств на счету, и там больше, чем ты ожидал. И хочется праздника! (с)Dr. Katz


Нью Йорк — очень шумное место. Я хотел бы жить в месте, где потише, например, на луне. Не нравятся мне толпы, яркий свет, внезапные шумы и сильные запахи, а в Нью Йорке всё это есть, особенно запахи.
(с) Mary and Max

НУЖНЫ ПЕРСОНАЖИ В СЕМЬЮ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Times Square » Склад » Margaret Ross


Margaret Ross

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Глава первая
Ознакомительная

***

https://2.bp.blogspot.com/-sHfkkkIuC80/WS8acEVELYI/AAAAAAAATH4/XcTLSdaYtVMhERG9C_x1JSl9qT-gS1y1QCLcB/s1600/416293%2B%255Bwww.imagesplitter.net%255D.jpeg


Odette Juliette Annable
1.1. Полное имя: Маргарет Росс
1.2. Дата рождения: 10.03.1985 | 32 года
1.3. Деятельность: Администратор, ветеринарная клиника "Alf"
1.4. Особенности внешности: Отсутствуют.
Рост:1,74
Телосложение: Астеническое
Цвет глаз: Карий
Цвет волос: Темно-русый
Особые приметы: На левом запястье три круглых шрама от сигарет, как напоминание о том, что старшего брата лучше слушать. Шрам в три дюйма длиной над правой лопаткой. Отдает предпочтение удобной, но женственной одежде.

Глава вторая
Рассказ о персонаже

2.1. Район проживания: Квинс
2.2. Описание персонажа:
Когда тебе не больше пяти лет и твой дом остаётся крепостью, все вокруг кажется не таким уж плохим, напротив... Твой отец, который работает слесарем на толстопузого мистера Джентиса, в детских глазах выглядит круче президента. Мама может дать фору Мисс Вселенная, пусть и преподает литературу в старшей школе. А братья - они сильнее и справедливее самого знаменитого супергероя. Даже если ты четвёртый ребёнок в небогатой семье, мир вокруг остаётся доброй сказкой, где обязательно будет счастливый конец. Ты даже не сразу понимаешь, что стоит уже сейчас серьезней относиться к вопросу - кем ты хочешь быть? Кто же об этом думает в пять лет? У Золушки ведь тоже не сразу было бальное платье?
Когда тебе около восьми лет, внезапная болезнь мамы не кажется чем-то слишком страшным. Это же мама! Она всегда лечила бородавки Криса (средний брат) и столько раз ставила на ноги Мэгги, подхватившую грипп. Это ерунда! Пусть количество баночек с таблетками в шкафчике ванной комнаты только растёт... Это ерунда, стоит себя только убедить. И даже здесь есть свои плюсы. Воскресные посещения церкви и новое платье. Так ты легко можешь почувствовать, как сказка о Золушке начинает сбываться. Даже глупые шутки братьев не могут заставить тебя разувериться в мечте. Платье ведь тоже голубое, а юбку можно сделать и пышнее.
Когда тебе почти 10 лет, страх начинает закрадываться в голову. Родной дом больше не кажется крепостью, напротив, он будто стоит на зыбучих песках. Отец каждый день возвращается все позднее и все чаще воняет спиртом. Мама похожа на живого мертвеца, сквозь значительно поредевшие волосы просвечивается бледная кожа, такая же, как и на шее, руках, груди, обвитая сетью синих вен. Семья больше не ходит на проповеди.
Когда тебе чуть больше 14 лет, ты не испытываешь желания возвращаться после школы в то место, которое раньше называла домом. Ты перестаёшь узнавать своих родных. Отец превратился в обрюзгшего алкоголика, старший брат решил бороться за права белых, в прямом смысле этого слова, день через день возвращаясь со сбитыми костяшками. Остальные усердно старались делать вид, что ничего не происходит. Ты пробуешь быть смиренной, как когда-то учил проповедник, только от этого количество ссадин и шрамов только растёт. Теперь тебе начинает казаться, что даже принц такой же урод, как и твои братья. Ты перестаёшь верить сказкам. Мамы больше нет рядом.
Когда тебе 15 лет - твой старший брат, вдвое выше и больше, с легкостью фокусника может отдать тебя своему боссу, словно ты и не человек вовсе, а безмозглая кукла. Был ли это жест добра, показатель покорности, жертвенности... Теперь ты не хочешь этого знать. Тебе не от кого ждать помощи. Одна ночь меняет твою жизнь. Теперь ты не веришь и священнику...
Когда тебе чуть больше пятнадцати лет, ты находишься посреди грязного проулка в отцовской куртке и двенадцатью долларами в кармане, вдали от того места, что раньше считала своим домом и не испытываешь ничего, кроме полного отчаяния. Когда-то тебе казалось, что все двери открываются только благодаря твоему уму. Теперь же реальность слишком быстро ткнула тебя лицом в своё нутро. Не имея связей, образования ты не можешь ничего...
В 2000 году, оставшись на улице с незначительной суммой денег, Маргарет хотелось сделать все, только бы не возвращаться в то место, которое раньше считала своим домом. Несколько месяцев скитаний значительно измотали подростка. Девчонка была уже на грани, и вполне серьёзно рассматривала возможность броситься под грузовик на ближайшем шоссе. Вот только ей хотелось быть уверенной, что это будет конец. Именно тогда на пути Мэг встретилась Катрина.
Спустя время, девушка в шутку называла полную итальянку своим ангелом хранителем. Благодаря этой встрече жизнь Росс поменялась, можно сказать, в лучшую сторону. Катрин забрала ее с улицы, устроив официанткой в стрип-баре, где сама работала кем-то вроде шеф-повара и посудомойки разом. На исхудавшую девчонку с затравленным взглядом не сразу стали обращать внимание. Почти полтора года она проработала немой тенью. По утрам и днём в ее обязанности входило поддержание видимости порядке в зале и вип-комнатах, где можно было найти следы прошедших бурных встреч девушек с клиентами. Вечером и ночью она следила за тем, чтобы у гостей бара были напитки и закуски, а также вовремя меняла пепельницы. Закон двух окурков был куда проще законов жизни. По сути, она работала за еду и крышу над головой, но после промозглых улиц - это было лучшее, что с ней случилось.
В 2003 году, когда очередная девушка покинула бар, обретя «женское счастье» в лице личного пожизненного спонсора, или, по правде говоря, став содержанкой у древнего, как мир, старика, дошла очередь до Маргарет. Шеф предложил ей выходить на сцену. Здесь мало кого волновало ее прошлое, её способности, главное вовремя скидывай одежду.
К 2008 году Мэгги, можно сказать, обрела вполне человеческое существование. Она смогла снять небольшую квартирку на окраине Квинса. У неё был ряд постоянных клиентов, кроме того шеф продавал её только самым требовательным посетителям. Все было просто, несмотря на отсутствие образования, она могла связать вместе больше трех слов. Чем не бриллиант коллекции?
Один из таких выездов на спецзаказ закончился для Маргарет совсем не так как планировалось. По поручению шефа она должна была выполнить все, что потребует заказчик. Вот только ее никто не предупреждал, что этот «прекрасный не принц» решит заделать ей ребёнка. Хотя к чему еще приводит незащищенный секс с пьяным в стельку мужчиной? В итоге она получила гонорар, а в качестве бонусов - токсикоз и вынужденное прощание с работой.
Вернувшись к заказчику спустя время, Мэг даже не хотела и не пыталась претендовать на счастливую семью и воссоединение в стиле Голливуда. Напротив, ей нужна была определённая сумма денег для аборта. О том, чтобы навязывать себя и ребёнка этому громиле - не было и речи. Скорее это была работа над ошибками - накосячил - плати. Вот только «не принц» оказался куда более благородным, чем представители белых воротничков. Вполне безапелляционно он сказал, что ребёнок должен и будет жить.
Жизнь Росс снова сделала виток и, можно сказать, наладилась. Отец ребёнка взял на себя большую часть материального состояния Мэгги. Она смогла окончить несколько курсов, чтобы получить базовый аттестат и, вынужденно, устроиться в небольшую ветклинику администратором, что, по сути, означало «тебе следует развлекать гостей, пока блохастикам делают уколы». Теперь она верила, что появление ребёнка меняет жизнь человека. В ее случае - это можно было назвать переменой к лучшему.
Первые полгода, после выписки из больницы Маргарет тщетно надеялась, что «не принц» будет принимать большее участие в жизни сына. Материнские чувства не сразу проснулись в девушке, напротив – она старалась чаще отгонять от себя мысль о том, чтобы оставить ребенка в квартире, а самой сбежать в другой город. Вряд ли гей-громила стал бы её разыскивать. Вот только с каждым днем, когда маленький комочек становился больше похож на человека – Маргарет понимала, что больше расстаться с ним. Её сын стал для нее – всем.
В 2012 году Маргарет с сыном снова была на воскресной службе.

Характер: Несмотря на пережитое в подростковом возрасте - Маргарет имеет достаточно спокойный нрав. Бывает резка в выражениях, но это лишь из-за того, что предпочитает говорить правду, какой бы гадкой она не была. О своем уходе из дома предпочитает не распространяться, потому как не очень любит видеть в глазах людей жалость. Они не питали её к бездомной девчонке, женщине она и вовсе не нужна. Очень дорожит отношениями с сыном. Искренне хочет стать для него хорошей матерью. К тем, кто сделал ей добро - относится с должной нотой уважения. Любит юмор, но тот, что выше пояса - вызывает более искреннюю улыбку. Благодаря первой "профессии" научилась строить глазки. Точно знает, как нравится мужчине, если ей этого хочется.

Глава третья
Организационная

3.1 Средство связи: ЛС, почта
3.2

Пробный пост

Девушка ощущала сейчас себя так, словно смогла договориться с ведьмой и получила шанс на несколько часов перенестись в своё детство. Все тело трепетало от погружения в окружающий мир. Она замечала то, чего не видела по дороге к смотрителю. И Хэйс прекрасно понимала, что если бы на самом деле встретила колдунью и получила возможность побывать в прошлом, то она бы выбрала один из этих дней, проведенных на маяке. Сердце сжалось от тоски по ушедшим временам, покрытым пылью минувших минут и часов, но тут же наполнилось теплотой оттого, что в крохотном Солуэе до сих пор есть такие люди, как Чейз.
- Скотт! Это звучало так, словно мне три сотни лет, как морской черепахе, - звонкий, искренний смех девушки взметнулся к нежно-синему небосводу, на котором медленно проплывали неровные мазки перистых облаков. Чайки чертили рваные траектории над бескрайним простором моря, то и дело, пикируя к густо-серой кромке воды. – Если будешь много болтать на такие темы, то мы с Робертом скормим тебя кракену. Тогда точно не вернешься, - голос журналистки звучал настолько невозмутимо, будто они с Чейзом каждую неделю занимались тем, что топили месячных младенцев в ближайших гротах.
- Кейт! Тебя никто не просил раскрывать наши маленькие секреты, - хриплым голосом бросил через плечо Роберт, по-мальчишечьи усмехаясь. Наверное, поэтому Кейтлайн и нравилось находиться в обществе бывалого моряка. Их юмор, порой, лёгкий как бетон, был понятен далеко не всем. Но в их словах не было никакой злобы. Напротив, за колкими и, очень часто, едкими фразами, таилась большая и чистая душа человека, который готов помогать каждому страждущему.
- Сейчас мы дойдем до тех камней, а потом, там пляж станет плохо проходимым, но мы посмотрим, чего нам море подарило среди во-он тех валунов, - горбатые спины прибрежной полосы, на которые указывала просоленная, испещренная многочисленными венами, ссохшаяся с течением времени рука моряка, будто ожив, бросили в небо нескольких раскормленных чаек. Если бы можно было дать волю фантазии, то этот жест природы следовало расценивать как приглашение. Птицы, взмывшие ввысь, расчертив несколько параллелей, устремились к изумрудно-сероватой водной глади.
Оказавшись у первого барьера валунов, Кейтлайн с улыбкой наблюдала за резвящимся Годфреем. Признавать своё скорое поражение ей не хотелось от слова совсем. Посему, на его каверзный вопрос девушка благоразумно, что для неё было не свойственно, промолчала. Она не решилась с таким же азартом штурмовать каменистые выступы, отчего, предусмотрительно осматривая неровную почву под ногами, пробралась ближе к кромке отступавшего моря. Хэйс готова была часами стоять здесь. Просто наблюдая за тем, как меняется цвет воды в лучах спешащего по своей траектории солнца. Как мир вокруг меняется. Вдыхать пропахший водорослями воздух и чувствовать эту свободу, от которой хочется кричать во все горло, просто испытывая не умещающийся в груди восторг.
- Я? Ой, не знаю, - вопрос мальчишки заставил журналистку отвлечься от созерцания мира. - Я никогда не пробовала себя рассказчиком. Хотя, с учетом того, что мечтаю, стать знаменитым писателем, мне стоит развить этот талант. А вообще, у меня в запасе не так много историй, чтобы соревноваться с Робертом в красноречии. Хотя, ты когда-нибудь слышал греческую легенду о кипарисе? Правда она грустная…, - оправдываясь, добавила девушка и снова обернулась к морю.
Водная гладь, окаймляющая Штормовой остров, всегда навевала грусть своим спокойствием. Но это было не траурное чувство потери. Это было сожаление о том, что всё богатство красок, всё разнообразие пейзажа, которое представало пред взором Кейтлайн, невозможно было запечатлеть, нарисовать, сфотографировать… Любым способом сохранить и забрать с собой. У неё был лишь миг на то, чтобы попытаться сохранить всё это в памяти, больше похожей на решето, которая, непременно, через пару лет исказит воспринятое сегодня в удобном для себя формате.
Девушка обернулась к сильным представителям мужского пола, склонившимся над сумкой смотрителя маяка. Она прекрасно знала этот волшебный предмет. Казалось, что там можно было отыскать всё, что только душе будет угодно. Начиная мотком ниток и иголки, заканчивая многочисленными инструментами для почти профессиональных раскопок. Множество баночек хранили в себе части ракушек, которым нужно было найти пару. В пакетах прятались клубы ваты и кусочки поролона, для особо ценных находок. В детстве, когда Кейт только познакомилась с Робертом Чейзом, зашедшем к отцу по какому-то делу со своей знаменитой сумкой, малышка была уверена, что сможет уместиться в неё целиком. Такой огромной и вместительной казалась ноша старого моряка.
Чейз, извлекая очередной предмет из своей бездонной сумки, что-то тихонько объяснял Скотту. Глаза старика блестели живым интересом. Он искренне хотел передать своё дело кому-нибудь. Ведь всю свою жизнь он отдал маяку, а сейчас, прекрасно понимал, что его век на исходе. И, как принято говорить в современном мире, ему нужно подыскивать себе достойную замену. Роберт не хотел, чтобы единственная надежда моряков, упиравшаяся шпилем в небосвод, канула в лету.
Кейтлайн, не желая встревать в разговор мужчин, побрела по каменистым выступам, внимательным взглядом рассматривая заиленные валуны под ногами. Здесь никогда нельзя было быть уверенным, что именно ты сможешь отыскать. Или потерять. Девушка замерла, всматриваясь в щель между камнями. Немного постояв, она наклонилась и, осторожно расковыряв мокрый песок кончиками пальцев, победно улыбнулась.
- Эй, копуши! Один ноль в мою пользу, - обернувшись к мужчинам, крикнула Кейт, демонстрируя свою находку. Это была длинная цепочка с серебряной подвеской. Наверняка, одна из нифм острова случайно обронила её на пляже и теперь, побывав в морских пучинах, пропажа вернулась на сушу.

Отредактировано Margaret Ross (2018-05-31 13:04:53)

+1

2

Добро пожаловать!

0


Вы здесь » Times Square » Склад » Margaret Ross


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC